Фольклор

Бурятский фольклор сложился в глубокой древности. Специфика древних жанров (мифы, улигеры, шаманские призывания, легенды, культовые гимны, юроолы, волшебные сказки) состоит в их синкретизме, т.е. в нерасчлененности образного и логического начала, первоначальной слитности разных форм искусства (музыка, пение, танец).

Мифы рассказывают о происхождении Вселенной и жизни на земле. Мифы о происхождении Вселенной и жизни на земле.

СТАНОВЛЕНИЕ ТРАДИЦИОННОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ БУРЯТ (ИЗУЧЕНИЕ БУРЯТСКОЙ НАРОДНОЙ ПЕСНИ) Музыкальная культура бурят имеет богатую многовековую историю. Как неотъем- лемая часть духовной жизни, искусство музыки формировало нравственно-эстетиче- ские идеалы народа. Изучение национальных музыкальных традиций не теряет своей актуальности для формирования духовного облика новых поколений. Ключевые слова: бурятская народная песня, фольклер, стиль, интонирование, протяжное пение, этнокультура. а сегодняшний день не полностью сформированы принципы полноцен- ного использования традиций музыкальной культуры российских этно- сов в современной воспитательной и образовательной практике. Поэтому немаловажным элементом при подготовке современных спе- циалистов в области музыкального образования является целостное изучение истории музыкальной культуры прошлого и настоящего того или иного народа. В последние годы в Республике Бурятия наблюдается сложный процесс возрож- дения национальной культуры и искусства. Реальная история народа – это не только формирование и развитие экономики и социально-политического строя, но и всё мно- гообразие духовной и художественной деятельности людей. Изучение этих традицион- ных компонентов духовности позволяет не только представить высший, событийный ход истории, но и понять его со всей необходимой глубиной и полнотой. Культура, не опи- рающаяся на традиции, теряет свою национальную специфику. А если исчезают особен- ности традиционной культуры, исчезает и народ как этнос. Именно непрерывность раз- вития культуры позволяет говорить о непрерывности бурятской истории. НБуряты – монголоязычный народ, проживающий на обширных территориях Южной Сибири в следующих административных образованиях: Республика Бурятия, Агинский бурятский автономный округ, Читинская область, Усть-Ордынский бурятский автоном- ный округ Иркутской области. За пределами России этнические группы бурят обитают в северо-восточной части Монголии и автономном районе Внутренняя Монголия в Китае. К XVII в., времени прихода русских на земли бурят, сформировалось несколько монголоязычных племенных групп, крупнейшими из которых были эхириты, хондогоры, булагаты и хори. После присоединения к России и установления государственной гра- ницы с Китаем и Монголией, произошло объединение разрозненных монголоязычных групп, проживающих на территории Байкальского региона – Предбайкалья (булагаты) и Забайкалья (в основном хори и селенгинские буряты). В процессе исторического развития бурятского народа сложились разнообразные виды музыкального творчества, дошедшие до наших дней, в основном, в фольклорных формах. История изучения бурятского фольклора представляет сложный и противо- речивый процесс. Впервые интерес к бурятскому фольклору проявился в XVIII в. в тру- дах и записках русских и зарубежных путешественников, учёных-востоковедов. Сведения о бурятах в них имеют фрагментарный характер, что в известной степени обусловливает сложность изучения бурятской культуры того времени. Однако заслугой учёных-ориенталистов были первые публикации бурятских фольклорных мелодий. Известно, что первая нотная запись бурятской народной песни была сделана в 1741 г. русским путешественником, профессором И.Г.Гмелиным и опубликована в его четырёх- томном труде «Путешествие через Сибирь». Научный интерес к бурятскому фольклору проявился во второй половине XIX и начале XX вв. в исследованиях А.Руднева, Г.Цыбикова, Ц.Жамцарано и др. Ими был собран богатейший материал по фольклору, религии бурят, этнографии. Опубликованные в разных изданиях записи текстов истори- ческих преданий, легенд, мифов, сказок, пословиц, благопожеланий и песен представ- ляют настоящую энциклопедию бурятского фольклора. Конечно же, заслугой этих учё- ных является первая публикация текстов бурятских фольклорных произведений, в кото- рых отразилась глубокая мудрость, раскрылась душа народа, проявились лучшие черты его характера: смелость, доброта, проницательность, ум, и тонкий юмор. Начиная с середины 20-х гг. XX в., в период становления Советской власти в Бурятии и образования республики в 1923 г., наблюдается активность в собирании и записи песенного фольклора бурят. В 1926 – 1929 гг. под руководством Б.П.Сальмонта в республике работала «Музыкально-инструментальная передвижка Главполитпросвета Наркомпроса РСФСР». Его нотные записи около 229 бурятских, рус- ских, татарских, китайских, монгольских песен хранятся в ОППВ ИМБиТ СО РАН (Отдел памятников письменности Востока Института монголоведения, тибетологии и буддоло- гии Сибирского отделения Российской Академии наук). К сожалению, этот уникальный материал ещё не введён в научный обиход, и вероятно, ждёт своего будущего издания и изучения. В 30 – 40-х гг. ХХ в. в развитии бурятской культуры большую роль сыграли рус- ские композиторы и музыканты: П.Берлинский, Р.Глиэр, Л.Книппер, М.Фролов. Ими

были выполнены записи и нотировки бурятских народных песен, но, к сожалению, они, также как и рукопись Б.П.Сальмонта, хранятся в ОППВ ИМБиТ СО РАН, и до сих пор не опубликованы. В 1930-1934 гг. ХХ в. П.М.Берлинским были организованы три фольк- лорные экспедиции. В них принимал участие студент Оренбургского музыкального тех- никума Б.Башкуев, который впоследствии издал два небольших сборника бурят-мон- гольских песен. Также большую роль в собирании песенного фольклора сыграли такие бурятские композиторы, как Ж.Батуев, Б.Ямпилов, Д.Аюшев. Однако записи бурятских народных песен, включённые в эти сборники, предназначались для использования в качестве интонационного источника в композиторском творчестве. Известный исследо- ватель бурятской профессиональной музыки О.И.Куницын отмечает, что «бурятские композиторы приняли родной им фольклор как фонд мелодического материала, не вни- кая в жанровые особенности их песен и условия их бытования». [5, с. 36]. Характерно в этом плане высказывание Б.Ямпилова, которого О.Куницын однажды спросил, поче- му в его рукописном сборнике нет ни названий песен, ни текстов, кроме того, напевы часто записаны отрывочно. Композитор ответил: «Я записывал их для личного употреб- ления»[5, 38]. По той же причине Б.Ямпилов отверг предложение опубликовать сбор- ник. Однако, П.Берлинский, также как и Б.Сальмонт, осуществил слуховые записи напе- вов бурятских народных песен. В его рукописном сборнике собраны нотировки 172 бурятских народных песен. Кроме того, П.Берлинский стал основателем науки о бурят- ском музыкальном фольклоре, написав первую статью «Перспективы музыковедческой работы и музыкального строительства в Бурят-Монголии» и монографию о знаменитом монгольском певце и сказителе Ульдзуй Лубсан-хурчи. В послевоенные годы в республике наблюдается оживление музыкально-фольк- лорной деятельности. В 1958 г. в г. Улан-Удэ был организован Бурятский комплексный научно-исследовательский институт (БКНИИ) СО АН (ныне ИМБиТ СО РАН), где в сек- торе искусствоведения начал работать один из первых исследователей музыкального фольклора бурят Б.В.Олзоев (1926 – 1969). В 1965 г. он защитил кандидатскую дис- сертацию на тему: «Бурятские народные песни». В ней он впервые дал жанровую харак- теристику и музыковедческий анализ бурятского песенного фольклора. Кроме того, Б.В.Олзоев является автором статей, посвящённых изучению жанров и стилистики бурятской традиционной музыки. В секторе искусствоведения также работал Д.С.Дугаров, возглавивший фольклорные экспедиции в различные районы Бурятии. Собранный им богатейший материал включен в три сборника, которые являются пер- вым опытом научной публикации бурятских народных песен и разносторонне характери- зуют песенную культуру бурят. Большой заслугой Д.С.Дугарова являются нотировки более восьмисот напевов бурятских народных песен, которые впервые разделены на три музыкальных диалекта: восточный (песни хори-бурят), южный (песни селенгинских бурят), и западный (песни западных бурят). Кроме того, значительным трудом Д.С.Дугарова является книга «Исторические корни белого шаманства», написанная на материале обрядового фольклора бурят и ставшая его докторской диссертацией. В настоящее время проблемами традиционной бурятской музыки занимаются Л.А.Хантаева, Л.Д.Дашиева, О.В.Новикова. Одной из важных проблем бурятского этно- музыкознания является изучение жанровой типологии, учитывающей музыкальную составляющую и музыкально-диалектические различия бурят. Также необходим системный анализ особенностей фольклорного стиха, мелодики, лада, ритма и формы различных жанров традиционной песенной культуры бурят. Безусловно, системный под- ход позволит не только строго классифицировать музыкально-поэтические жанры бурятского фольклора, но и определить их стилистические и региональные различия. Бурятская народная песня развивалась на протяжении веков как явление моноди- ческое. Богатейшая песенная культура восточных бурят и подавляющее большинство западнобурятских песен одноголосны и ведущим в них является принцип однолинейно- сти. Это принцип предполагает горизонтальную линию сопряжения ладофункционально осмысленных звуковысотных элементов. Однако не исключает вызревания потенций к многоголосию, выражающихся в появлении в монодическом мелосе гетерофонных эле- ментов. По мнению Д.С.Дугарова, в западнобурятском традиционном пении, особенно в образцах некоторых ёхорных песен, сопровождающих круговой танец ёохор, присутству- ет гетерофония, возникающая стихийно, случайно и неосознанно. В контексте монодии такое спонтанное коллективное исполнение представляет не многоголосие, а коллек- тивное разнозвучие, в котором восприятие их вертикальных отношений происходит на фоническом уровне и каждый многозвучный комплекс должен оцениваться как функ- ционально неделимый. Об этом свидетельствуют первые сведения из рукописи Б.П.Сальмонта и монографии П.М.Берлинского. Как пишет Б.П.Сальмонт: «Певцы одну и ту же песню всякий раз будут запевать на абсолютно точной высоте. Привычка начи- нать песню всегда с одного абсолютно точного по высоте звука столь велика, что, запе- вая во время игры в ёхор, где чаще всего такое явление может случаться, несколько человек могут начать песню каждый со своего привычного тона, а не в унисон. Пропев, таким образом, некоторое время, неправильно запевшие меняют свой тон и пристают к общему тону, но всё же такое разделение на голоса можно иногда слышать. Конечно, никакого отношения к гармонии и подголоскам это явление не имеет»[5, с. 164]. В этом высказывании отмечен фактор случайности, влияющий на формирование верти- кальных соотношений тонов, являющийся, по мнению С.П.Галицкой: «Не столько даже следствием несовершенства коллективного многоголосного слуха, а сколько результа- том синкретической неотчётливости его изначальной однолинейной установки»[1, с. 26]. В исследовании стиля бурятских народных песен большое значение имеет про- блема жанровой классификации. В первых песенных сборниках сделаны попытки клас- сификации, основанные на делении по тематическому содержанию: лирические, танце- вальные, эпические, бытовые, свадебные, шаманские песнопения и др. Первый опыт научной классификации жанров песенного фольклора принадлежит бурятскому фольк- лористу Б.В.Олзоеву. В своей статье «Музыкальное песенное творчество бурят» он выделяет исторические, лирические, свадебные, хороводные песни, древние игры и танцы, связанные с обрядами и календарными праздниками. Следует отметить, что в классификации Б.В.Олзоева объединяются различные жанровые явления, такие, как эпос, танцы, игры, заговоры, песни. В сборниках же Д.С.Дугарова весь материал рас- пределён по трём регионам: песни селенгинских, западных бурят и хори-бурят. Кроме того, классификация Д.С.Дугарова предпринята не только по территориально-географи- ческому принципу, но и трём временным разделам: древние напевы, дореволюционные песни и советские песни. В первый том «Песни хори – бурят» включены древние напевы. Это, например, эпические песни ульгэрэй аялганууд, песни прославления магтаалнууд, древние хоро- водные песни нэрьеэнэй дуунуд, охотничьи песни урданай дуунуд, песни заклинания овцы тээгэ дуун. Опираясь на классификацию Б.В.Олзоева, автор впервые представ- ляет такие жанры традиционной музыки бурят, как древний хоровод хори-бурят нэрье- элгэ, скотоводческие заговоры тээгэ, один из самых популярных жанров песенной куль- туры хори-бурят песни-кольца бэhэлигэй дуунуд и др. Второй том «Песни селенгинских бурят» состоит из двух разделов: 1. Дореволюционные песни (Урданай дуунууд), где помимо перечисленных выше жанров представлены колыбельные песни, обрядовые песни, песни прославления родителей. 2. Советские песни (Советскэ дуунуд). Третий том «Песни западных бурят» имеет более дробную структуру, чем первые два сборника, и учитывает территориально-диалектные особенности западных бурят. Западными принято называть бурят, проживающих по западную сторону озера Байкал, в Иркутской области России. По данным исследователей, в этническом отношении большая часть их принадлежит к трём бурятским племенам: хондогоры, эхириты и була- гаты. Жанровая классификация третьего тома включает наиболее популярные жанры песенного фольклора западных бурят: исторические песни туухын дуунууд, хороводные песни хатар нааданай дуунуд, кумысные песни сэгээ зугаа, застольные песни гуниг дуу- нууд и др. Особое место занимают такие жанры традиционной музыки западных бурят, как улигеры – ульгэрнууд и шаманские призывания. Шаманский фольклор западных бурят представляет собой особое жанровое явление. К сожалению, музыка шаманско- го фольклора бурят совсем не изучена. Тем не менее, в сборнике Д.С.Дугарова есть нотировки шаманских песнопений. Исследователь называет шаманские призвания пес- нями религиозного культа, шаманскими песнями или песнями участников коллективно- го камлания. Помимо перечисленных, существуют классификации народных песен, предприня- тые бурятскими филологами-фольклористами. Не оспаривая классификаций филоло- гов и фольклористов, хочется их дополнить делением бурятских народных песен на две жанрово-стилистические группы: ута дуун (долгая, протяжная песня) и богони дуун (короткая песня). По мнению Д.С.Дугарова, западные буряты называли короткие песни ондоргон дуунууд («тряские» песни), которые исполнялись во время верховой езды на лошади (от слова ондорхо – трястись). Кроме того, по его словам, восточные Агинские буряты называют короткие песни боолэлгэ (от слова боолэхэ – петь, шаманить, кам- лать). Такое деление песенной стилистики имеет глубокие корни в культуре и находит параллели в современной фольклорной практике у многих тюркских и монгольских народов: якутов – дьэрэтии ырыа (плавная, протяжная песня) и дэгэрын ырыа (разме- ренная песня); татар – озын кой (протяжный напев) и кыска кой (короткий напев); тувинцев – узун ын (медленная протяжная песня) и кыска ыр (быстрая песня). Данная классификация включает разные параметры: ритмические, темповые, мелодические и др. Некоторые жанры, например, застольные песни архиин дуунууд или лирические песни гуниг дуунууд, равно как и танцевальные напевы, сопровождающие круговой танец бурят ёохор, относятся и к протяжному стилю – ута, и к стилю коротких песен – богони. Традиционные стили богони и ута определены жанрово-интонационной системой, сложившейся в фольклорной практике бурят. В стиле богони могут быть исполнены произведения следующих жанров: скотоводческие заговоры тээгэ, застольные песни архиин дуунуд, ёхорные песни ёохорой дуунууд, улигерные напевы ульгэрнууд, игровые песни нааданай дуунууд, лирические песни гуниг дуунуд, календарные песни сагай тухай дуунууд, песни-загадки таабари дуунууд, шуточные песни шог дуунууд. К стилю ута можно отнести следующие жанры: песни кольца бэhэлигэй дуунууд, старинные свадеб- ные песни турэ хуримай дуунууд, песни-прославления магтаал дуунууд, исторические песни туухын дуунууд, кумысные песни сэгээ зугаа, лирические песни гуниг дуунууд, медленные напевы, сопровождающие круговой танец ёохор, охотничьи песни ангууша- дай дуунууд, застольные песни архиин дуунууд. В современной фольклорной практике стилем ута дуун, безусловно, владеют избранные мастера традиционной песенной культуры бурят. Для выяснения особенно- стей протяжного пения ута необходим анализ генезиса (происхождения) бурятской интонации в целом, её звукоидеала (звукового идеала культуры), который является важным механизмом культурного самоопределения этноса, средством избирательного отношения к окружающей звуковой действительности. Благодаря звукоидеалу, носите- ли интонационно-акустической культуры точно определяют и дифференцируют «свои» и «чужие» элементы культуры. Термин «звукоидеал», предложенный Ф.Бозе и развитый в контексте интонационного анализа И.И.Земцовским, содержательно определяется как система интонационно-жанровых возможностей, существующих в культуре этноса и её окружении. Нормативные формы проявления культуры усваиваются носителями этой культуры в качестве образца, адекватного конкретным условиям акустического поведе- ния. По нашему мнению, таким звукоидеалом бурятской интонации является особая манера интонирования протяжного пения ута: каждый продолжительный звук наполнен вибрато и любая мелодия, исполненная в стиле ута, приобретает изящный облик. По мнению исследователя музыкальной культуры народов Сибири Ю.И.Шейкина, протяж- ное пение как одна из сакральных форм звукового поведения занимает важное место в песенной практике некоторых народов Южной Сибири. В частности, в бурятском тради- ционном пении долгие звуки орнаментируются вибрацией, трелью и опеванием опорных тонов. Характерно, что, несмотря на внешнюю спонтанность, практика протяжного пения достаточно консервативна и в мелодическом отношении опирается на строгие нормы реликтовых структур. Для стиля ута типична импровизационная свобода, пластичная, плавная мелодия с многочисленными распевами одного или нескольких слогов. Кроме того, одним из свойств стиля ута является метроритмическая свобода, отсутствие периодической акцентности. Также необходимо учитывать и другие особенности испол- нения стиля ута – способы распевания слов, отмеченные Д.С.Дугаровым (добавление кратких гласных после согласных р, м, д, л и т.д., выпадение кратких гласных в сере- дине и конце слов и т.д.). Стиль коротких песен богони отличается более простой мелодикой и ритмом, звонкой подачей голоса в среднем регистре. В отличие от ута дуун для богони харак- терна периодичная, акцентная ритмическая структура, подчинённая интонационной фор- муле напева. Таким образом, стили ута и богони подчёркивают неповторимое своеобра- зие традиционной песенной культуры бурят. Таким образом, песенное творчество представляет уникальный пласт традицион- ной культуры бурятского народа, в изучении которого нужно учитывать эволюционные процессы, реконструкцию обрядовой системы и особенности современной фольклорной практики. Народную песню нельзя ничем заменить, особенно на начальном этапе вос- питания учащегося. Многообразие красок произведений народной художественной культуры, яркий музыкальный язык фольклорных напевов дают основание говорить о целесообразности использования фольклорного материала в процессе эстетического воспитания детей. Фольклор как художественная традиция целого народа совмещает в себе отношение двух диалектических взаимосвязанных начал – индивидуального и кол- лективного. Коллективность в фольклоре выступает как форма проявления традиции: традиция живёт коллективностью, а коллектив объединяется традицией.[3, с.15]. Для педагогики это имеет принципиальное значение с точки зрения воспитания чувства кол- лективизма через вживание в традиции своего народа, путём приобщения к коллектив- ным формам песнетворческих занятий. Коллективность в фольклоре как эстетическая категория реализуется в полном слиянии индивидуальности с коллективным творче- ством: слияние в одно целое различных индивидуальностей с полным сохранением сво- боды личности.  Искусство фольклора уникально: оно рождается и существует в среде самих творцов и исполнителей. Фольклор помогает раскрытию, раскрепощению лично- сти, проявлению её потенциальных способностей, инициативы. Принцип педагогики, в частности, состоит в передаче устной традиции детям и подросткам. Импровизационная основа народного творчества даёт педагогу исключительные возможности для свобод- ного развития творческих способностей, фантазии детей. Несмотря на то, что обрядовые песни претерпели изменения, в них сохранилась первозданная чистота мелоса, полно и ярко раскрылись мифология и религия, отрази- лась тесная связь с ритуалом. Мы должны бережно относиться к культурному насле- дию прошлого: только опираясь на накопленные человеком знания, можно успешно решать те задачи, которые стоят перед обществом.


Эта страница отредактирована пользователем admin в 2012/12/18 14:38:22.