Раев. Буряты.

Между инородцами, обитающими в Сибири, весьма важное место занимаютъ Буряты. Родовой их быт, религиозные верования, нравы и обычаи, степень развития их промышленности — все это составляет весьма любопытную страницу в истории всемирной культуры и в особенности нашего родного края. Инородцы наши, как дети природы, стоят, так сказать, одною ногою в патриархальныхъ понятиях, которыми начинается историческая жизнь, другою они уже опираются на сложившуюся цивилизацию русского народа, и мало по малу входят в состав господствующего племени.

Буряты с незапамятных времен нм'вютъ постояннымъ своимъ мъхтопребыванием пространства земель, заключающихся между хребтами Яблонным и Алтайским с одной стороны, и Верхоленскими и Тункинскими горами с другой.

Множество рек, текущих из этих горных вершин, образует отдельные участки поземельных протяжений, обставленных спетыми горными кражами, посреди которых заключаются прекрасный степные пространства, нередко тянущиеся на несколько сот верст. Таким образом этот обширный участок соединяет в себе все необходимые условия для того, чтобы дать удобства жизни одной из многочисленных ветвей монгольского происхождения—племени Бурят.

Кто видывал эти пространства, омываемый реками Удой, Чикоем, Селенгой и Баргузином с одной стороны, Иркутом, Китосм, Белой, Леной в ее верховьях и Ангарой с другой, тот согласится с нами, что родоначальники Бурят чрезвычайно удачно избрали места кочевок для удобства жизни своих родов. Если справедливо, что для удовлетворения потребностей патриархальных племен достаточно непосредственных произведений природы, когда они без особенных усилий, требующих искусственных средств труда, могут находить под рукою все для себя необходимое, то быть Бурят всегда представлял величайшие удобства жизни в сравнении с другими подобными кочующими племенами.

Все почти означенные реки изобилуют рыбой, особенно впадающие в Байкал; горные хребты и обширные леса наполнены разного рода дичью и пушными дорогими зверями. Степные пространства, на всем их протяжении, поросли разного рода злаками, составляющими питательный корм для домашних животных. По всему этому можно легко поверить показашю истории Монголов, что Буряты уже в двенадцатом столетии занимали окрестности Байкала.

Если при недостатке исторических сведений, позволено вдаваться в аналогические предположения, то с большею вероятностью можно предполагать, что Бурят-Монголы суть одни из аборигенов при-Байкальской Сибири. Все заставляет думать, что настоящая, занимаемый Бурятами пространства принадлежат им с незапамятных веков. В течение времени могли быть у них важные перемены, в следствие каких-либо политических причин или умножения населения, когда они, может быть, в связи с историей Монголов, принимали немаловажное участие в движении на Азию и Европу; но то остается несомненным фактом, что родные стойбища их никогда не могли быть оставляемы совершенно, как места, самою природою назначенные для жительства кочующих племен.

Обыкновенно Бурят отделяют от китайских Монголов и различают от Тунгусов, живущих далее на восток, между реками Аргунью и Ононом в Нерчинском крае. Трудно решить в какой степени справедливо такое различие. Если это меньше утверждается на одних только лингвистических основаниях, то тождество привычек, образа жизни, религиозных верований весьма много противоречат этому мнению. Самое различие в языке, в особенности с китайскими Монголами, вовсе не так велико, как кажется. По крайней мере наши Буряты в сношениях с сими последними, сколько известно, никогда не затрудняются в выражении своих мыслей.

Скорее можно полагать, что два эти племени суть только политически разъединенные половины одного и того же гвла. Во всяком случае вопрос этот требует подробнейшего исследования.

Но каково бы ни было происхождение Бурят, только известно, что в XVII столетии, при завоевании Сибири, они уже находились на тех же самых местах, на которых кочуют ныне. После того как царские воеводы с казаками, расширяя наши пределы на востоке Сибири, добрались по Вилюю до Лены и по Олекме до Амура, открыт был новый, ближайший путь в Нерчинский край по р. Тунгуске через Байкал и по Селенге.

В это время, с половины XVII столетия, приступлено было к завоеванию и обложению ясаком бурятских племен. Как при покорении тунгусских племен, живших далее на север и восток, устроены были остроги в Якутске, на Витим и Амур, так для упрочения завоевания Бурят построены на Тунгуске Братский острог, и на Селенге — Верхнеудннск и Селенгинск. Нет сомнения, что этнограФические различия покоряемых племен не входили в рассчеты наших завоевателей, и названия их со стороны Русских образовались уже в последствии времени, когда эти последние успели, так сказать, осмотреться в новых своих владениях.

Поэтому очень вероятно, что слово Тунгус первоначально было общим, родовым названием инородцев, и это подтверждается деловыми актами времен Царей Иоанна и Петра, в которых слово Тунгус относится к инородцам вообще. В последствии времени самобытный русский язык, воспользовавшись существующими уже названиями племен, одни из этих названий утвердил за ними, а другие переиначили на собственный лад.

К сему последнему роду должно отнести название рассматриваемого нами племени Бурят, именуемых обыкновенно Братскими. Неизлишне при этом заметить, что и до настоящего времени в Сибири различаются только три главных названия племен: Бурят, Якутов и Тунгусов. Все остальные пакт, бы изчезают в этих трех названиях инородцев.

Живя на роскошных долинах, окруженные бесконечными горными хребтами и в центре многоводных рек, Буряты до Сих пор сохранили патриархальный характер кочующих племен. Они до сих пор делятся по коленам и родам, и ведут свое происхождение от главного родоначальника, отнюдь не смешиваясь между собою, так что каждый род, или аймак, ведя свое происхождение от кол-тшаго родоначальника, считает себя как-бы отдельным семейством, и имеет свое отдельное родовое устройство. Но и тождество происхождения всех родов одного племени от главного их родоначальника не изчезло в преданиях родов. Из него образовалось общее управление всех родов одного племени, представителем которого бывает наследственное лицо, или заступает его место юридическое лицо — Степная Дума, составленная из заседателей — шуленгов, зайсанов, как представителей отдельныхъ родов племени, а главного тайши, заступающего в некотором смысле главного родоначальника, избираемого часто из одной и той же Фамилии, иногда даже в самом юном возрасте, что и указывает на наследственность прав этого представительства.

При таких юридических началах патриархального, коленного устройства Бурят и по различно топограФического положения бурятских родов, расположенных по притокам Байкала или рекам, впадающим в эти притоки, их можно разделить на две главные ветви: южно-байкальскую, т. е. на Бурят живуших по ту сторону Байкала, и северо-байкальскую, обитающую на этой стороне Байкала.

И те и другие Буряты состоять из племен, которые делятся на роды, аймаки, что означает не отдельное семейство или поколение, но целое племя, произшедшее от одного колена или общего родоначальника, жившего за несколько веков.

К южно-байкальским племенам принадлежат: Баргузинское, Кударинское, Селенгинское и Хоринское, а к северобайкальскимъ: Тункинское, Верхоленское, Ольхонское, Кудинское, Идинское, Балаганское и Аларское. Баргузинское племя обитает на северо-восточной оконечности Байкала,по реке Баргузину; не будучи многочисленным, оно владеет обширными землями и состоит из 5 родов.

Кударииское состонт из 4 родов, и кочует по прибрежью Байкала и при устье р. Селенги.

Селенгинское—обитает по рекам: Селенге, Чикою, Джиде и Темнику, и состоит из 18 родов, из которых 6 чисто монгольских, именно: Цонголов, Сартулов, Атаганов, Хатагинов, Табанагутов, и так называемый Подгородный род, составленный из разных малолюдных монгольских племен с примесью бурятских, присоединены к России в 1727 году, при определении пллирийским графом Саввою Владиславичем Рагузинским пограничной ст. Китаем линии, согласно трактату, заключенному еще в 1689 году окольничим Головиным.

Из этих Бурат сформировано 4 казачьих полка, которые с 1764 года, с одною тунгусскою и другою русскою казачьими командами, составляют пограничную стражу на китайской линии в нынешней Забайкальской области. К службе этой Буряты вызвались добровольно и за-то не вносят ясака. В 1851 году последовало преобразование этих полков, и теперь они управляются на основании устава, Высочайше утвержденного в 4 день января 1851 года.

Хоринское племя составляют 14 родов, которые кочуют по рекам Уде и Хилку, владея обширными землями.

Тункинское племя, состоящее из 14 родов, обитает на северо-западной оконечности Байкала, по ложбинам и долинам между Байкальскими и Саянскими горами, около Тункинской крепости и у верховьев реки Иркута.

Верхоленское — живет на пространстве от истоков Лены до Верхоленскаго острога. Это племя состоит из 10 родовъ.

Ольхонское — состоит из 5 родов и живёт на Байкальском острове Ольхоне.

Кудинское-поселено по реке Куде, до Байкала. Оно есть ближайшее к Иркутску и находится на северной его стороне. Кудинских Бурят числится 14 родов.

Идинское племя, состоящее из 12 родов, обитает на правом берегу Ангары, ниже Иркутска.

Балаганское, состоя из 16 родов, занимает степи по обеим сторонам р. Ангары, ниже Идинского племени.

Аларское племя обитает влево от московскаго тракта, на степи орошаемой Иретью, вытекающею из высот Саяна; состоит из 9 родов.

Для незнакомых с местами обитания Бурят представляется здесь краткий очерк Братской степи.

Вообразите, что вы выезжаете из лесу или спускаетесь с горы—вдруг вам представляется совершенно ровное, гладкое место, тянущееся во все стороны по горизонту: ни Один предмет не застилает его, только по окраинам виднеющимся в отдалении, от ровной местности поднимаются горы, которые иногда касаются облаков. Горы эти покрыты лесом, а иногда совершенно голые.

По этой ровной площади вы едете в тарантасе. Дорога совершенно гладкая, лучше всякого шоссе, потому что грунт земли—крупный песок, из которого очень редко выглядывают камни. Весь этот грунт покрыть зелеными, ароматическими злаками, или лучше кустообразною травой, которая придает всей картине прекрасный вид.

Вы смотрите в даль: на горизонте чернеются движущиеся точки, разбросанные там и сям по степи,—это кочующий скот: лошади, коровы, овцы, а иногда и верблюды. Но также в отдалении вы видите группу черных точек большего размера,—это юрты, похожие на русские овины, потому что составляют не что иное, как четыреугольные избы, покрытые дранью. Они стоят довольно правильно одна возле другой, и представляют вид деревни. Когда начинаете подъезжать к такому улусу,—видите там и сям едущих на быках баб, девок, мальчиков и взрослых Бурят. Но Фигуры эти весьма редки. У самых юрт лежат коровы, отрыгающие жвачку, собаки, лающие на вас, и тут же бегают голые мальчики. Но напрасно вы стали бы искать кого нибудь : вы видите только ваших ямщиков Бурят, которые суетятся около лошадей, да разве как нибудь подвернется непригожая баба, несущая дугу или возжи. остального населения вы не увидите.

Расположение юрт как у богатых, так и у бедных, одинаковое. Вместо печки камин, а в войлочной юрте очаг по средине; у бедных даже и в деревянной юрте огонь раскладывается на земле, потому что деревянного пола не делается.

Нередко на одном наружном углу стоит шест с утвержденным цилиндром, в роде скворечницы. Он обклеен монгольскими надписями, выражающими молитву. Ветер дует в этот скворечный цилиндр и поворачивает его. Это признается достаточным для восхваления имени бога.

Другой религиозный памятник всегда стоит внутри юрты, против самого входа, ближе к левому углу. Это ящик в роде комода с изображениями ламайских святых— бурханов. Наружные доски комода или вывозятся из-за границы или делаются на месте доморощенными мастерами, На ящике виднеются медные бурханы, привезенные из-за границы, колокольчики с приятным звоном, что доказывает, что в них должна быть известная часть серебра, чашечки, в которых насыпаны зерна пшеничные, ячменные и цветы, а в большой праздник, например на новый год — и жертва с воткнутыми ароматическими свечами. Тут же лежит пачка ароматических спичек или свеч тёмно-коричневого цвета.

Что касается до мебели, то её совсем нет, так как Буряты, по восточному обычаю, любят сидеть на войлоках, если они есть, а петь, так и на голой земле.

Посреди юрты, если она войлочная, круглая, т. е. принадлежит бедняку, — разложен огонь. Тут же ставится треног, для вешания котла, в котором варится пища. В одном углу юрты, ближе ко входу, стоит прибор для приготовления дарасуна (водки из кислого молока). Кроме того, почти в каждой юрте можно найти другой прибор, для приготовления араку — высший сорт дарасуна.

Буряты вообще среднего роста, плечисты, широки и плотны; сложение их тела сангвинически-флегматическое, т. е. полнокровно-лимфатическое; у многих из них замечается дородность и такие кажутся опухлыми.

Голова Бурята средней величины, несколько сдавлена спереди, и имеет вид конусообразный, низом к основанию; лоб плоский и небольшой; брови тонкия и высокия; глаза узкие, черные и угловатые, как и у всех кочующих народов, привыкших с младенчества смотреть в даль; нос плоский и широкий; уши болыпия и оттопырившияся; щеки у молодых полные, а у старых впалые; зубы правильные и отличаются необыкновенною белизною; волосы чернью и гладкие и носятся только на макушке, все остальные сбриваются; волосы на бороде, и притом весьма редкие, носят одни старики, молодые же выдергивают их; цвет лица смугло-красный и лоснящийся. Вообще лице Бурята похоже на калмыцкое, т. е. с весьма развитыми скулами, который однако в молодости и при полноте мало заметны.

Ноги Бурят всегда очень выгнуты на внешнюю сторону, что происходить от сиденья с сложенными под себя ногами, и отчасти от верховой езды, столь обыкновенной в кочевом быту. — Бурят идет всегда покачиваясь с стороны на сторону; такая походка вероятно есть следствие кривизны ног и развития туловища насчёт ног, которые вообще в сравнении с ним довольно коротки.

Буряты не отличаются крепостию и силою телесною, по крайней мере если взять русского, с виду одинакового с Бурятом, то первый из них будет превосходить последнего весом, и вообще один Русский может преодолеть несколько Бурят, чего они и сами не отвергают.

В движениях Бурят видна медленность, неповоротливость. При этом нельзя не заметить, что они, нанявшись в работники, весьма усердны к работе—в продолжение зимы, но как скоро почувствуется весенний запах, то никакие усилия не удержать Бурята, особенно в городе: тогда Бурят, задержанный несколько хозяином по каким нибудь причинам, уйдёт непременно тайно в свои улусы, и никакая плата не может заставить его работать в городе. Буряты хорошо знают влияние на них весны, и потому нанимаются только до Николы, 9 мая.

Женщины имеют цвет лица нежнее, чем мужчины; но других различий между мужчинами и женщинами, кроме обыкновенных, не существует.

Буряты говорят языком монгольским, который между ними имеет три наречия. Буряты кочующие вдоль китайской границы, именно те роды селенгинского племени, которые присоединены к России по трактату 1689 года, говорят чисто монгольским наречием. Они имели свою грамоту, изобретенную , как известно, в тринадцатом столетии, в сообщили ее соседственному с ними племени Хоринскому; чрез это существовавшее здесь монголо-бурятское наречие теперь смягчилось. Буряты живущие по сю сторону Байкала, близ Иркутска, говорят монгольским наречием, несколько отличным от прочих, с примесыо слов русских. Теперь монгольская грамота в употреблении у всех Бурят, исключая разве Кударинских, обитающих на самых южных берегах Байкала и не имеющих никакой грамоты. Буряты Хоринского племена все общественные и частные дела отправляют на монгольском языке. Вообще Буряты употребляют русский язык только при сношении с окружными в пограничными начальствами, для чего и содержатся русские писаря.

Между платьем Бурят и Буряток нет большой разницы. И те и другия носят зимою сделанныя из дубленной овчины нагольные шубы, на спины которых нашиваются у богатых из красного, а у бедных, по причине дороговизны его, из синего сукна, ленты в четверть длины, вырезанныя Фестонами. Иногда у женских шуб бывают на спине небольшие сборы, и подол вышивается шелками и опушается, в палец ширины, бобром или другим дорогим мехом. Летом в мужчины и женщины носят халаты на вате, обшитые звериным мехом; мужские халаты бывают такие же, как и приготовляемые Татарами, а женские в роде китайских, с пуговицами на правом боку. На голову надевают летом шапки на вате, сделанные из шелковой, а у бедных из бумажной материи. Околыш на шапках из той же материи в загнутый, с разрезом назад, к которому прикрепляются ленты с бантом у околыша; ленты эти как и материя, из которой делается тулья шапки, бывают у богатых шёлковые и разных цветов, преимущественно красного и жёлтого, так что если шапка красного цвета, то ленты жёлтого, и на обороте; длина этих лент, спускающихся вдоль спины, не более аршина. Форма шапок конусообразная с кистью на верхушке, в виде волосяного султана на каске; кисть эта у богатых шелковая, а у бедных бумажная, как и материя на шапке; если шапка желтая, то кисть бывает краевая, и на оборот. Зимния шапки делаются из звериных шкур, с околышем, который отворачивают для-того, чтобы закрыть им уши. Вообще мужчины и женщины рубашек не носят; исключение составляют люди достаточные, которые носят рубашки из китайки. Летом, женщины ходят в однех рубашках, сходных покроем с рубашками русских женщин; женщины, оде-тыя в одне рубашки, подпоясываются шнурками; мужчины всегда подпоясаны. Мужчины носят узкие и короткие штаны, которые


Эта страница отредактирована пользователем admin в 2013/01/16 09:26:10.