ЛЕКСИКА ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ БУРЯТ (Названия основных фольклорных жанров)

Устное народно-поэтическое творчество занимает немаловажное место в истории духовной жизни бурятского народа и является важ¬нейшим источником ятя познания его древней культуры. Систем)' жанров бурятского фольклора представляют в виде сле¬дующей схемы: 1) героический эпос - улигеры: 2) сказки: 3) неска¬зочная проза (мифы, легенды, предания, устные рассказы, анекдоты): 4) песни (лирические, исторические, обрядовые и др.): 5) обрядовая, афористическая поэзия (заговоры, благопожслання. проклятия, по¬словицы. поговорки, загадки) [Бардаханова. 1992, с. 8| Рассмотрим термины, обозначающие основные жанры бурятско¬го фольклора, в соответствии и согласно схеме. Среди разнообразных жанров богатого фольклора бурятского на¬рода одно из видных мест принадлежит богатырскому героическому эпосу, именуемому ульгэр. Улигеры бурят - это большие стройные поэмы, богатырские эпопеи стихотворной формы, которые по боль¬шей части распеваются рапсодами - улигерши - чаще всего под ак¬компанементы хуура, а иногда просто рассказываются. В основе своей это песни героического характера. Опираясь на подлинно историче¬ские события, они не воспроизводят факты с такой точностью и чет¬костью, как. например, исторические песни. В них вплетаются эле¬менты фантастики, мифотворчества и первобытной космогонии. Термин ульгэр встречается во всех монгольских языках (ср. х.-монг. улгэр, стп.-монг. iiliger, хох хошуу, баарин., ст.-баргу т., шэн.- бур.. дархат., харчин., сунит. ulgor, элют. ylgyr, ойрат. ylger. ордос. ulger, синьзян. ylkyr. дагур. urgil, AT iiliger «сказание, былина»), в калмыцком языкеулгур означает «пословица, поговорка». Слово ульгэр, помимо указанных, также употребляется в значе¬нии «пример, образец, модель, форма». Данные значения, по нашему мнению, между собой никак не взаимосвязаны. На самом деле здесь уместно говорить о явлении омонимии и о существовании двух раз¬ных терминов с одинаковым звучанием, но развивающихся совер¬шенно по-разному. Так, в одном случае слово ульгэр. имеющее значения «пример, образец, модель, форма», сопоставимо с тюркскими терминами: тур км. улицы. тур. диал.. азерб., кумык., к.-балк., кнрг., алт.. хак. улгу, башк. iilgu. чув. ёлкё. ног., к.-калп. улги. узб. улги, уйг. улгэ. тув. улегер со значениями «образец, модель, пример». О связи тюркских терми¬нов улицы / iilqiji с монгольскими улгэр «образец», глаголом улэ- «взвешивать, прикидывать (всс), сравнивать, уподоблять», а также маньчжурским ургии «образец, форма» высказывались А. Иоки и Э. В. Севортян [Севортян, 1974. с. 632]. А в термине ульгор «сказание, былина» мы усматриваем связь с тунгусо-маньчжурскими терминами: эвенк, улгур-улгур 1) рассказ: 2) сообщение, доклад; 3) предание; 4) слово, речь: у лгу- «говорить, рассказывать», сол. ул гур «слово», ул ’гучап- «говорить», эвен, улги- ми- «спрашивать, расспрашивать, задавать вопросы», нсг. улгу-улгу] [улгур 1) рассказ; 2) предание; улгу- «рассказать», ороч, уггу- чи~уг<учэ- [улгучэ- «рассказывать» |ССТМЯ|. Тунгусо-маньчжур¬ское улгур является отглагольным существительным, образованным от улгу-. имеющим значения «говорить, рассказывать». Жанр бурятского фольклора сказки пользуются у народа огром¬ной популярностью, их можно услышать во всех районах Бурятии. И по широте своего распространения. и по объему материала сказки - самая богатая часть бурятского фольклора. Буряты обозначают сказку термином оитохои. Данный термин зафиксирован в монгольском словаре М> кадди мат ал-Адаб в виде опап/ап «рассказ, сказка». В других монгольских языках этот термин не употребляется. Так, например, халха-монголы называют сказку явгаи ульгор. а калмыки - тууль. Что касается onatc/an. то его можно возвести к onadqan. Здесь, вероятно, произошло оглушение звонкого J перед глухим согласным q. Восстановленную форму onadqcm мож¬но сопоставить с формой с гароиись.менного монгольского языка onis- qan «загадка», которую мы можем возвести к omsqan. А возмож¬ность чередования согласных d/s в монгольских языках отмечалась многими учеными. Так. к примеру, халха-монгольское босох «вста¬вать. подниматься» и бурятское бодохо id. Onadqan / oriisqan образо¬вано от глагола onuqu (oni'qu) 1) «понимать, разуметь, проникать, постигать»; 2) «разгадывать, угадывать, предвидеть». К глаголу onuqu (oniqu) также восходят слова они! «ум. рассудок, способность пони-мать, понятие, понятливость», onulal «суждение, рассуждение, раз-мышление», onisay«загадка» (ср. х.-монг. опьсго id., бур. оиьһог «по-говорка»). Несказочная проза представлена легендами, преданиями, обозна-ченными во всех монгольских языках одним термином домог (ср. х.-монг. домог. калм. домг, стп.-монг. downy,; хох хошуу. ст.-баргут.. шэн.-бур.. харчин.. сунит., элют.. ойрат., ордос. domoy. баарин.. дар¬хат. donwy; AT domoy id.). В «Сокровенном сказании монголов» также зафиксирован данный термин (§ 120 domoq id., § 201 domoqCi «скази¬тель легенд») [ССМ]. Сочетанием домог туухэ обозначают «истори¬ческие повествования» (ср. х.-монг. туух домог 1) историческое пове¬ствование: 2) легенда, калм. домог туук id.). Слово domuy производно от имени dom, который означает «ма¬гия. магическое средство, знахарство, колдовство». Монгольские do¬muy и dom генетически связаны с тюркскими иомак и ft ом (ср. тюрк. jomaq, бар. jomaq, тоб. jumaq, койб. numaq-mumaq. казан, jomak, хак. путах, хак. диал. умах, шор. nybaq, тур км. jomaq «сказка», чу в. jumax > чсрсм. jomak «сказка»: < тюрк, join «доброе предзнаменование, предсказание, подражание, сказка, миф, легенда, острота: высказыва¬ние. песня»), об этом писали многие ученые |Ramstedt, 1952, S. 211, 1957, S. 74; Рорре, 1960, S. 69; Rasanen. 1969, S. 206; Ссвортян. 1989, с. 220-221]. Изменения начального согласного в тюркских языках закономерны. В тюркских диалектах Сибири // появляется под влия-нием последующего носового, утрата начального носового в говорах хакасского языка также типична [Ссвортян. 1989. с. 220-221). Более ранней формой можно считать йомац: а возможность чередования монгольского d и тюркского j общеизвестна. Что касается сойотского tomaq «сказка, легенда», тувинского tomuq id. и якутского по- mox-domox id., то они являются заимствованиями из монгольского языка [Ramstcdt, 1957, S. 74; Kaluzynski, 1961, S. 44]. К разбираемым монгольским и тюркским словам М. Рэсэнен приводит тунгусскую и финскую лексические параллели: т.-ма. /и’ш- ца «шаманить», фин. lumo-tci «обворожить, заколдовать» [Rasancn, 1969, S. 206]. В надежности сравнения с данными тунгусских языков сомневался 3. Гомбоц, вероятно, имея в виду фонетические трудности [Севортян, 1989. с. 220|. А Э. В. Севортян считает сравнение тюрк¬ского иомац «сказка», монгольского dom «колдовство» с нег. ;/ амка «шаманить, камлать», ороч, и има, орок. ницмо «сказка» интересным [Там же, с. 220-221]. Самым любимым и широко распространенным видом устной на¬родной поэзии являются песни - дуунууд. Термин дуу(н) «песня» - общемонгольский (ср. х.-монг. д)у(н), калм. дун. стп.-монг. dayun I da'/mi / dayu, хох хошуу, баарин., ст.-баргут., шэн.-бур., дархат., су¬нит.. элют., ойрат., ордос. die. харчин. do:, синьзян., ж.-уйг. du:n, мон¬гор., дагур. dau. дуньсян. don. баоань. doi] id., МАЛ da мл «голос». ССМ daoun «голос, звук»). Надо полагать, что первоначальным и ос¬новным значением слова дуу(и) был «звук», в дальнейшем развитие и расширение семантики слова привело к появлению дополнительных значений:«звук» —> «голос» —► «песня». Существующие в эвенкийском языке слова давла- «петь». давлавун (давлан) «песня» заимствованы из средневекового монголь¬ского языка, а солонскос до «песня» - болсс позднее -заимствование из монгольского. К так называемым «малым жанрам» бурятского фольклора отно¬сятся пословицы, поговорки, загадки, благопожелания, хвалебные песни, восхваления, заговоры, проклятия. В сравнении с эпосом, сказ¬кой и нссказочной прозой их отличает прежде всего относительно небольшой объем, что оправдывает название «малые жанры». Но не только этот признак позволяет говорить о некоторой близости на¬званных выше жанров. При всех своих специфических особенностях они обнаруживают немало общих черт. По форме речевой организа¬ции это стихотворные произведения. Рифмованная речь делает их яркими, запоминающимися, придает устойчивость в процессе быто¬вания, способствует передаче и-з поколения в поколение. Подробное изучение пословиц и поговорок обнаруживает их яр¬кие отличительные признаки, однако вполне определенную и бес¬спорную границу между пословицей и поговоркой установить почти невозможно. Так, в бурятском языке термином оньһон угэнууд (или оиьһог угэпууд) выражается одно общее понятие о мудрых народных изречениях - пословицах и поговорках вместе взятых. В ряде районов пословицы и поговорки буряты называют также хошоо угэнууд или хошоо луурнууд. Вместе с тем следует отмстить, что в некоторых ай¬маках бытуют оба термина: оньһон угэнууд и хошоо угэнууд. И между ними нет большой разницы. Мы полагаем, что слова оньһон (< onisun < onisun) и оньһог (< onisay <ontsa}) (как и термин онтохон «сказка», который мы рас¬сматривали ранее) восходят к глаголу onuqu (omqu) «понимать, ра¬зуметь, проникать, разгадывать, угадывать, предвидеть». Само слово оньһо(н) имеет значения 1) пружина, внутренний механизм, прибор: 2) защелка, задвижка, замок, запор: 3) приспособление, накладка ta- мочная, сторожок (у ловушки) (ср. х.-монг. оньс(он). калм. оньс стп.- монг. onisun / onisu id.). Появление этих значений, возможно, связано с тем, что любой прибор, внутренний механизм или замок - это нечто, что необходимо уразуметь, разгадать, постигну ть разумом. Что касается термина хошоо угэ. то в словаре К. М. Чсремисова отмечены следующие его значения: 1) шутливые слова, шутка, юмор: 2) прибаутка, поговорка (ср. х.-монг. хошоо у г, хошинуг id., стп.-монг. qosung «насмешка, шутка, забава, пустая болтовня», qosungnaqu «на-смехаться. шутить, забавляться, веселиться», МЛА qohiq «стих»). С нашей точки зрения, монгольское слово qosung заимствовано из тюркских языков (ср. ДТС qosuy «стихотворение, поэма», ср.-тюрк., чаг. kosuy «стихотворение», ком., тар. kosak «историческая песнь», ккнр. nosok «песнь», чаг., осм. kosuk «пение во время танца», ойрот. kozorj. сойот, kodjun. як. xosOn «подходящее выражение, аллитера¬ция»). Тюркское qosuу восходит к глаголу qos-. имеющему значения 1) соединять, присоединять, добавлять: 2) слагать, сочинять (стих, песню) |ДТС. с. 460). Вообще, в монгольских языках в обозначении мудрых народных изречений (пословиц и поговорок) наблюдается большое разнообра¬зие. Так, в халха-монгольском языке употребляются следующие тер¬мины: цэцэн у г (букв, мудрое слово), зуир уг (букв, слово сравнения). хуучуг (букв, старое слово), хошооуг или хошинуг, в калмыцком язы¬ке -улгур, цецн уг (букв, мудрое слово). Во Внутренней Монголии, в основном, распространены термины dzuir ug и ylgyr yg (ср. баарин., ст.-баргут., дархат., харчин.. элют., ойрат. d3y:r ug, хох хошуу, сунит., ордос. dzuir ug, синьзян. ylgyryg. монгор. dzur ugo id.). К «малым жанрам» устной народной поэзии также относятся за¬гадки. Загадки бурятского народа представляют собой замысловатый вопрос, переданный чаше всего в форме метафоры. Бурятское слово таабари «загадка» образовано от глагола тааха 1) отгадывать, угадывать: 2) предполагать, загадывать. В старопись¬менном монгольском языке tajuburi означает 1) сомнение, недоуме¬ние; 2) загадка. Халха-монголы используют термин таавар «загадка» (наряду' с опьего id.). Оньсго, как мы упоминали выше, восходит к глаголу onuqu (onYqu). Любопытно, что два данных термина образо¬ваны по сходным моделям: татар < таах «отгадывать, угадывать» и оньсго (опшг/) < oniqu «разгадывать, угадывать». Только в калмыц¬ком языке слово таавр не встречается со значением «загадка», вместо этого здесь используются другие термины - тээлвртэ туудь. ахр тууль «загадка». Монгольское taya- «отгадывать, угадывать», tayaburi 1) «сомне¬ние, недоумение»; 2) «загадка» мы можем сопоставить с тунгусо- маньчжурскими терминами: эвенк, may- (так-) 1) «узнать кого-либо, признать кого-либо»: 2) «угадать, отгадать загадку», тауилкавун, тавнвка «загадка, отгадка», сол. тогда- «знать», таул «загадка», эвен. та- «узнать, опознать», нсг. так- id., ороч, такки- id., уд. тогда- id., ульч. тацб- id., орок. тагди- id., нан. тацо- id., ма. таца- id. Якутское слово rabyryn «загадка, отгадка» С. Калужинский отно¬сит к заимствованиям из монгольского языка [Kaluzynski, 1961, S. 56]. Благопожслания (юроол. уреэл, уроол) издавна пользуются попу-лярностью у бурят. Данный термин встречается во всех монгольских языках (ср. х.-монг. ероол id., ероох «желать блага, произносить тост, срол». калм. йорол, иоролх id., стп.-монг. ini gel / iriiger, iriigekii id., ССМ hiruel / hi rue r. MAA hirer id.). Монгольскому iriigel соответствуют тюркское ini «предзнамено¬вание, благоволение», а также тунгусо-маньчжурские термины: эвенк. һиру- «обругать», һирур- «заклинать, предсказывать плохое; молить ся. благословлять», һирууэи «заклинание, предсказание; благослове¬ние», сол. иругэ- «произносить благопожсланис», эвен, һиргэ- «помо¬литься. попросить у бога счастья, удачи; заговорить, околдовать кого- либо», һиргэчэн «молитва, благопожсланис». нег. хйр- {Чиугэ- < һирго-) «просить себе счастья, удачи», ма. фиру- «проклинать, за¬клинать, молить, благословлять», фирурэн «благословение». К этому же этимологическому ряду можно отнести и корейское пил-да- «про¬сить, молить(ся)». Таким образом, все вышеприведенные алтайские формы мы можем возвести к архетипу К «малым жанрам» бурятского фольклора принадлежат также со¬ло (или соло дуу дал г а) - хвалебные песни, оды. Основным значением слова соло является «слава, известность» (ср. х.-монг. цол 1) звание, чин; 2) ода; хвалебная песнь; 3) кличка, прозвище, калм. //о.г/ «звание, титу л», стп.-монг. cola coin «титу л, почетное название, звание, дос¬тоинство», хох хошуу. харчин., ордос., дагур., ж.-уйг. tfoL баарин.. сунит., ойрат., синьзян. tsoL ст.-баргут., шэн.-бур. sol, дархат. joL элют. tsolo «звание, титул», МАА Cola «победа»). В плане сопостав¬ления любопытны примеры из тюркских и тунгусо-маньчжурских языков: як. соло 1) звание, должность; 2) сан. чин, чоло'1- «поднимать голову вверх, выставляться», эвенк, чолоров- (< як.) «ходить гордели¬во (с высоко поднятой головой)», ма. чоло 1) имя (почетное), прозва¬ние: 2) величание, титулование; 3) титул, звание. Помимо вышеупомянутых, к «малым жанрам» бурятского фольклора относятся магтаалы «восхваления» и хараалы «прокля¬тия». Слово магтаал образовано от глагола магтаха «хвалить, вос¬хвалять, славить, превозносить». Данный термин встречается во всех монгольских языках (ср. х.-монг. магтаал, калм. магтал, стп.-монг. maytayal, хох хошуу. баарин.. дархат.. харчин., сунит., синьзян. тах- ta:l. ст.-баргут.. шэн.-бур., ордос.. элют.. ойрат. magta:l, дагур. makta:l, ж.-уйг.. монгор. maxda:l id.). Анализ материала тюркских и тунгусо-маньчжурских языков по-казывает, что монгольскому магта- соответствуют эвенк, макта- 1) хвалить, восхвалять: 2) любить: 3) благодарить за оказанную услу¬гу, ороч, макта- «хвалиться, хвастаться», уд. маша- «хвалить», ульч. макта(п) «похвала», мацтачи- «хвалить», нан. макета- «похвалить, одобрить, поощрить, поддержать», ма. мацта-, макташа- «хвалить», а также др. тюрк, may «слава, хвала», як. Maxmai- «прославлять, хва¬лить». мах та и- «благодарить». Эти примеры говорят о возможности существования древней алтайской формы на niayia- со значениями «хвалить, прославлять», которую в свою очередь возводят к тау. Что касается слова хараал «проклятие» (< харааха «ругать(ся), бранить(ся). поносить, проклинать»), то оно также представлено во всех монгольских языках (ср. х.-монг. хараал, калм. харап. стп.-монг. qariyal, хох хошуу, баарин.. шэн.-бур.. дархат.. харчин., сунит.. ордос., элют.. ойрат.. енньзян., дагур. xara.h cr.-баргут. xarja.'l. ж.-уйг. ха га: г, монгор. ха га: id.). Восстановление древней праформы монгольского слова qaiiya- «ругать, бранить, проклинать» даст нам qanyu-. Заслуживает внима¬ния то, что дрсвнстюркскис qarya- «проклинать, ругать», qaryaya.про¬клятие. гнев бож!Ш», qaryiS «проклятие» практически совпадают с нашей восстановленной монгольской ираформой qariya- id. Итак, мы рассмотрели ряд терминов, обозначающих основные жанры бурятского фольклора. Подавляющее большинство носит об¬щемонгольский характер. В некоторых случаях возможно возведение терминов к их алтайским праформам (магтаал < тау, юроол < <р/гм). Интересны параллели domuy«легенда» (< dom «магия, колдов¬ство») с тюркскими гюмак «сказка» (< нам «доброе предзнаменова¬ние. предсказание, миф»), тунгусо-маньчжурскими nim-tja «шама¬нить». финнским lumo-ta «обворожить, заколдовать». Обшемонголь- ский термин соло также имеет тюркские и тунгусо-маньчжурские па¬раллели: як. соло 1) звание, должность; 2) сан. чин. чоло1- «поднимать голову вверх, выставляться», эвенк, чолоров- (< як.) «ходить гордели¬во (с высоко поднятой головой)», ма. чоло 1) имя (почетное), прозва¬ние; 2) величание, титу лование: 3) титу л, звание. Слово хараал «про-клятие» восходит к глаголу хараа- «ругать, проклинать» (< qariya- <qariya-). Восстановленная форма qariya- совпадает с древнетюрк- ским словом qarya- «проклинать, ругать». Слово ульгэр. означающее «сказание, былина», имеет генетиче¬скую связь с тунгусо-маньчжурскими терминами ул<ур~ул 'гур~ул- гу~улг)j «рассказ, предание, слово», которые можно возвести к глаго- лу улгу- «говорить, рассказывать». А слово хошоо относится к заимст¬ вованиям in тюркских языков (< тюрк, qosuy«стихотворение, поэма» < qos- «соединять, слагать»). Исследование путей развития слов и восстановление их праформ привели нас к весьма любопытному факту. Оказывается, два совер¬шенно разных термина оптохоп «сказка» и оиьһои у г л «пословица» восходят к одному и тому же глаголу onuqu (*oni'qu) «понимать, разу¬меть, проникать, постигать, разгадывать, угадывать, предвидеть».


Эта страница отредактирована пользователем admin в 2012/03/28 08:53:46.