ЛЕКСИКА ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ БУРЯТ (Астрономическая терминология)

ЛЕКСИКА ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ БУРЯТ (Астрономическая терминология)

Астрономию можно назвать древнейшей из наук. Положение све¬тил на небе определяло весь ход жизни и хозяйственной деятельности первобытного человека. Выделяя на ночном небосводе светила или группы светил, люди обозначали их, обращаясь к стереотипам своих производственно-промысловых (охотничьих) и общинно-родовых представлений. В последнее время исследователи склоняются к мнению, что об¬разные названия некоторых небесных светил и астрономических яв¬лений возникли еще во время палеолита. Так. например, созвездие Плеяды обозначается в противоположных точках земного шара (у аборигенов Австралии, индейцев Америки, коренного населения Си¬бири. в античном Средиземноморье) одним и тем же образом «семи сестер» (при всем различии в сюжетах связанных с ним мифов и в его языковом выражении). Наиболее естественное объяснение такому факту дает предположение, что это образное обозначение Плеяд, как и само выделение созвездия, по времени предшествовало заселению Америки и Австралии, то есть возникли в палеолите [Фролов, 1977. с. 106]. В контексте всего, что мы знаем сегодня о палеолитической астрономии, это утверждение отнюдь не является невероятным. В этой связи интересно было бы рассмотреть лексику, отражаю¬щую эти древнейшие знания, у бурят. Астрономическая терминология относится к числу наиболее ма-лоизученных лексических пластов в бурятском языке (и вообще в монгольских языках). Исследований по данной теме в монголоведе¬нии до сих пор не было, если не считать «Manual of Mongolian Asiro- logy and Divination» А. Мостэрта [Mostaert, 1969| и «Одны орд. од. гаригийи ыэрс» О. Намнандоржа [1989]. Что касается тюркологии, то здесь можно упомянуть лишь несколько статей: «Early Turkish Aslro- nomical Terms» Дж. Клоусона, «Uber alttUrkische Sternnamen» Ю. Не¬мета, «Les noms Turcs et Mongols de la constellation des Pleiades» Л. Базсна и др. [Clauson. 1964: Nemeth. 1968: Bazin, 19601- Таким образом, предстоит довольно интересная работа, которая потребует, помимо конкретных знаний в исследовании языков, учета всех экстра лингвистических данных, то есть фольклорных, мифоло¬гических материалов, знаний по астрономии, астрологии. В бурятском языке существуют два слова для обозначения поня¬тия «небо»: тэнгэри и огторгой. Однако тэнгэри имеет более абст¬рактное значение, представляет собой стихийные природные силы и является обителью божеств, а огторгой - это небесный свод, про¬странство между небом и землей. Оба термина относятся к общемон¬гольским (ср. х.-монг. тэнгэр, калм. тецгр. стп.-монг. tengri, хох хо¬шуу. ст.-баргут.. харчин.. сунит., дагур. tdtjgor, баарин. torj/pr, шэн.- бур. idrjgir. дархат. гэгрг. ордос.. элют.. синьзян., ойрат.. ж.-уйг. terjger. монгор. tdnger. МАА tengri, ИМ tengri. ССМ terjkeri, AT tngri id.: х.-монг. огторгуН. калм. ohmphy, стп.-монг. oytaryuu хох хошуу ogtorgus, баарин. ogtorgs:, ст.-баргут. ogiorgiшэн.-бур. ogtorgoi , дархат. ogtorge:, харчин. ogtorgy:, сунит. oxtorgui, ордос. ogiorxoi, элют. ugturgui, синьзян. ogtorgu, ойрат. ogtorgo:% AT oytaryiii id., ССМ hoqtorqu «пустой»). Слово тэнгэри и его различные соответствия и параллели при¬влекают к себе внимание исследователей как своей специфической семантикой (обозначает не только небо, но и божество), так и широ¬кой распространенностью (ср. др.-тюрк, tcirjri, як. та нора, алт. te/jeri, тоф. diri, хак. ligir, тув. der, к.-калп. terjir, эвенк, та)[ара (<як.), сол. тэцэр (< монг.), эвен, тацара (< як.), нан. тангиа ~ мацгпа, шумер. dingir, кит. tian id.). Есть много гипотез относительно происхождения термина. Так. например, М. П. Хомонов пытается установить этимологию наименования на основе бурятских данных, расчленяя его на два сло¬ва-компонента: тэи «свод: арка, столбы (в юрте), опора (вообще)» и гэр «жилище», «покров», «защита» 11980, с. 156-157]. С. Ш. Чагдуров говорит о «тюрко-монгольском пракорнс ten-» в слове terj-ri «небожитель» с вероятным значением «середина, полови¬на неба, зенит, жилище светил» и приводит для сравнения бур. удэрэй тэт «полдень» [1980. с. 154]. Н.  К. Антонов предлагает этимологию, основанную на материале тюркских языков: тацара, таигри «небо, бог» < таи? «заря» + эр «муж, воин» [1971, с. 124-126]. Б. И. Татаринцсв, подробно рассматривая всс варианты tcirjri и его соответствия, полагает, что его можно возвести к древнетюркско¬му глаголу ter]- «подниматься», «взлететь» [1984. с. 79]. Есть предположение, что данное слово заимствовано в алтайских языках и происходит от древнешумерского dinir, tinir «небо, владыка неба» [Ахметьянов, 1981. с. 26]. Другая версия о заимствованном ха¬рактере названия неба принадлежит Г. Дсрфсру, который относит тюркское tatjri к числу заимствований из языка хунт, в котором на¬звание неба пишется ch’eng-li (в китайском иероглифическом написа¬нии). Вопреки утвердившемуся мнению он считает это слово нетюрк¬ским и нсмонгольским по происхождению. Согласно ему, хунну не были тюркоязычными [Татаринцсв. 1984. с. 77). Очень сложно однозначно говорить об этимологии данного тер¬мина. но понятно одно, что всс наименования неба - тэпгэри, tatjri и др., существующие в самых разных языках (живых и мертвых), гомо¬генны и имеют дрсвнсс происхождение. На наш взгляд, вполне веро¬ятной кажется гипотеза о связи tatjri с китайскими tian «небо», tian-li «разум небесный, предвидение» [Будагов. 1869, с. 370]. Мы считаем, что слово тэпгэри проникло в алтайские языки вме¬сте с самими понятиями о божествах и духах на небе и было «введе¬но» именно для обозначения абстрактного, духовного понятия в при¬роде. Слово огторгои - иного плана, обозначает вполне конкретное и реальное понятие «небосвод» (слова с подобным же значением тюрк. кок и т.-ма. паtjiia). Об этимологии данного термина существуют раз¬ные предположения. Так, М. П. Хомонов разбивает слово огторгои на следующие компоненты: ог (уг) «первооснова, начало» + тор (тур) «жилище, обиталище» + гои (аффикс) |1У80, с. 157|. У Т. А. Бсртагас- ва огторгои распадается на такие же морфемы, но возводится к форме хок-тор-го. где первый компонент коке-хохо, как утверждает автор, некогда в монгольских языках имел значение «небо», о чем свиде¬тельствуют мифологические имена, названия божеств [1971, с. 100- 1021. Подобные гипотезы несколько сомнительны, поскольку данное слово, учитывая его фиксацию в памятнике «Сокровенное сказание монголов» в виде hoqlorqu, мы можем возвести лишь к праформе por/torftii. Вероятно, значение слова видоизменялось с течением вре¬мени. Одним из этапов его развития является вариант hoqlorqu [ССМ] со значением «пустой». В солонском языке находим слово окторго «пустой» (< монг.). Бурятское слово одо(н) «звезда» также широко представлено во всех монгольских языках (ср. х.-монг. од(ои), калм. од л. стп.-монг. odun, МАА hodun, ИМ hodurt. ССМ hot, AT odu id.). Согласно мате¬риалам по тюркским языкам, «звезда» везде обозначается словом jul- duz в разных вариантах. Термин julduz сопоставляется с др.-тюрк. jiilqa. jiila «факел», эвенк, n'ultdn «солнце», и на основе этого рекон¬струируется обшеалтайский корень jul- «сверкать» [Гсрценберг. 1974, с. 51]. На основе приведенных данных из монгольских языков мы мо¬жем возвести бур. одой к праформс podun, которую сопоставляют с кор. руо! «звезда» (Яхонтов, 1971. с. 116], а также с др.-яп. posi, эвенк. бей-кто, ма. usi-xa «звезда», ороч, хоси-кта. ульч. посу-кта «искра», ма. foso-1/fosu- «светить» (о лучах светил). К этому же ряду относят и др.-яп. pilpo «огонь»- кор. pid< piL коми би «огонь», а также др.-яп. pi «солнце» - кор. pit «цвет», «свет солнца» (Сыромятников. 1971. с. 62]. Сюда примыкает, по нашему мнению, и тюрк. o:t /o:d/ot /od (<pot) со значениями 1) огонь; 2) свст. луч (солнечный или лунный), искра. Есть и другие мнения относительно происхождения монгольско¬го слова odun. Например, Н. А. Хазусв относит это слово к тибетским •заимствованиям (< тиб. od.dong) [1978, с. 100]. Однако при более тщательном рассмотрении данного вопроса мы выявили неправомер¬ность признания слова odim тибетским заимствованием, так как od.dong в тибетском языке не является общим наименованием звезд. Вероятно. Н. Л. Хазусв, обнаружив od.dong среди многочисленных тибетских названий звезд, сделал преждевременное заключение о за¬имствовании монгольского названия odun с тибетского. Наличие лексических параллелей в монгольском и тибетском языках не должно приводить к однозначным выводам об исключи¬тельно одностороннем процессе заимствований из тибетского языка в монгольский. Без всякого сомнения можно говорить о заимствовании из тибетского языка (или посредством тибетского языка из санскрита) лексики, относящейся к предметам религиозного культа, буддийских ритуалов. Но слова нерелигиозного содержания должны рассматри¬ваться осторожно и с более широким привлечением всех источников. Так. например, Н. А. Хазусв относит к тибстизмам и бурятское слово орои «страна, край» (< тиб. ранг) | 1978. с. 100|. Однако это сло¬во - древнее но происхождению. Оно встречается не только во всех монгольских языках (х.-монг. ор. калм. ори, бур. орои. стп.-монг. от «место, край, постель»), но и имеет параллели в туркм., тур., кумык., кирг., узб., уйг.. тув.. як., алт.. хак. оруи 1) место, местность, участок: 2) местопребывание: 3) постель. Г. Вамбери и Рамстедт соотносят опт «сиденье, место» со значением «высота». Другие ученые связы¬вают слово опт (опт < 'lor + суфф. ип) с глаголом or- «класть», «ста¬вить», «помещать» [Севортян. 1974. с. 477-479]. И в данном случае говорить о тибетском происхождении слова орои мы не можем. Вероятно, здесь мы имеем дело со следами древних связей между монгольскими и тибетскими племенами. Предки тибетских племен - жуны (по китайским источникам. Ill - I тыс. до н. э.) - делились на цюань-жунов и шань-жунов. А шань-жунов считают предками дун-ху, несомненно, генетически связанных с монгольской этнической общ¬ностью. Более полные и точные сведения о контактах тибетцев и древ не мо и голье к их племен содержатся в источниках, касающихся периода начала I тыс. н. э. Л. Л. Викторова в своей статье «Этнокуль¬турные связи монгольских и тибетских племен в древности и раннем средневековье» пишет, что «целый ряд параллелей в обычаях, обря-дах. военной организации, материальной и духовной культу ре тибет¬ских и монгольских племен отмечается с глубокой древности» [1972. с. 66]. Наряд>' с одой в бурятском языке активно употребляется слово му пин «звезда», также используется парное сочетание одо мушэн «звезды» (ср. бур. суг мушэн «Плеяды», окин.. закам. мэипн//мэшэд «созвездие Плеяд», х.-монг. мичнд «Плеяды», стп.-монг. те£т odun «созвездие, утиное гнездо»). Очевидно, первоначальное значение термина муипн было «созвездие Плеяд» и лишь в дальнейшем оно было постепенно утрачено и трансформировалось в бурятском языке в более обобщенное значение «звезда». Монгольские народы придавали созвездию Плеяд (семи ярким звездам in созвездия Тельца) особую значимость. Плеяды как бы служили им некими «звездными часами». Так, когда звезды находи¬лись высоко, на макушке неба, была полночь, к рассвету они прибли¬жались к горизонту , чтобы скрыться с приходом утра. Кроме того. Плеяды, по всей вероятности, определяли насту пление нового года осенью, в месяце у урн. С ними было сопряжено наступление зимы и лета: когда они показывались на осеннем небосклоне, начинались первые морозы, а весной, с их исчезновением, наступали жаркие лет¬ние дни [Галданова. 1992. с. 60]. Разные монгольские названия Плеяд (бичин. мичин, мочин, мушэн) можно подвести к общему прототипу ЫС'ик который не име¬ет известной и надежной этимологии на основе монгольских языков. Положение запутывается еще и тем, что слово bidin также обозначает обезьяну (ср. бур. бишэн, мэшэ(н), х.-монг. бич(ин), мэч(ин), калм. мичн, мочи и тюрк, би.жин / бичин / пичии / мечин / метин и т. д. «обезьянсз»). Это сразу наталкивает на мысль о происхождении назва¬ния Плеяд через слово «обезьяна». У тюркских и монгольских наро¬дов бытуют различные легенды, в которых Плеяды представлены как «небесные обезьяны». Одна из них упоминается в статье Немета: «...чудо-зверь maCin (обезьяна), «большое и сердитое насекомое», раздавленное коровой на части, спасается, улетая на небо...» [Nemeth, 1968, S. 5|. Однако такое объяснение слова является хоть и простым, но преждевременным. J1. Базсн. рассматривая названия Плеяд в разных языках, прихо¬дит к выводу, что монг. * bicin «Плеяды» - тюркского происхождения и связано с тюркским глаголом bid- «делить на части, резать». Он упоминает, что у разных тюркских народов есть традиция делить год на два крупных периода по принципу соединения и противостояния солнца к Плеяд. У турков период противостояния называется qasim (< араб, qsm «делить»), Также и тюрк, iilkdr «Плеяды» Л. Базе и возво¬дит к глаголу iil-k (форме интенсивности от iil- «делить»), то есть iilkdr «разделяющий, делящий» (хотя есть и другие мнения насчет этимологии данного слова: например. Немет, опираясь на мифологию алтайских народов, выделяет Иг- «дуть»+ ка г (аффикс). Как известно, скр. krittika «Плеяды» также имеет в основе своей корень, означаю¬щий «делить, деление». Таким образом, по утверждению Л. Базсна. Плеяды - это созвездие, которое «делит» (год). Случай сходства мон¬гольских названий Плеяд и «обезьяны» он объясняет просто явлением омонимии, а бытование различных легенд о Плеядах (как обезьянах) относит к вторичным последствиям такой омонимии |Bazin, р. 295- 297]. Такое решение вопроса кажется нам вполне убедительным. И ес¬ли подвести итоги сказанному, то получится следующая картина: бур. мушэп, люшэи «звезда, созвездие Плеяд», х.-монг. мичид «Плеяды», а также алт. меч in «Плеяды» могут быть возведены к праформе * bidin «делящий» < тюрк, bic- «делить на части, резать» + in. Монгольские и тюркские названия «обезьяны», без сомнения, от¬носятся к заимствованиям. Рамстсдт указывает на согдийское проис¬хождение данного слова. И. Галеви высказывался за сближение слова с перс, pfizineh, buzne/i. что поддержал П. Пелльс, отнесший к данно¬му ряду и рус. обезьяна. Б. Лауфср склоняется к греческой версии происхождения этого слова [Ссвортян, 1978. с. 128-129]. Следующим астрономическим термином в бурятском языке, ко¬торый мы будем рассматривать, является hapa «луна, месяц» (ср. х.-монг. cap, калм. cap, стп.-монг. saran, хох хошуу. баарин., дархат.. харчин., сунит., ордос., элют., синьзян., ойрат. sar, ст.-баргут. лаг, шэн.-бур. liar , дагур. saru.l, ж.-унг.. монгор.. дуньсян. sara. баоань. saro, МАА sara, ИМ saran, ССМ sarain, AT saran id.). Халха-монголы используют еше заимствованные термины для обозначения луны: Оа- ваа (< тиб. zla-ba «луна») и сумьяа (< скр. soma «луна»), а также око¬ло 43 различных образных, поэтических названий: шониин эзэн (букв, хозяин ночи), далайгаас торсон (букв, рожденный из моря), цагаан морып (букв, с белым конем), уснаас торсон (букв, рожденный из воды), дачаин шинэ тос (букв, свсжсс морское масло) и др. [Намнан- дорж. 1989, с. 41 —42) (ср. калм. давао id., стп.-монг. dalai-yi bayasqayCi - радующий морс: луна, datai-yin say in tosun - свсжсс морское масло: луна, swnay-a id.). Луна обозначается во всех тюркских языках словом ой, в узбек¬ском оно произносится ой, в якутском ый, в некоторых языках (на¬пример в турецком, уйгурском) параллельно употребляется арабское слово ком эр. Г. Вамбери сближает ай с ак «белый», ссылаясь на вы¬ражения типа aj jiizltik «со светлым ясным лицом» и видя аналогич¬ную близость kiij- «горсть» и kiin «солнце» [Ссвортян. 1974. с. 98-99]. В тунгусо-маньчжурских языках также имеется собственное название bijayti для обозначения луны. Вероятно, слово hop а связано с поняти¬ем «светлый, яркий, ясный» (ср. бур. hapyy.i «светлый, ясный», бур. Иаргаха «слепить глаза (о солнечных лучах)») (по аналогии с тюрк, ай «луна» ~ а к «белый»). При обращении к другим алтайским языкам обнаруживаем лю¬бопытное сходство между терминами монг. saran ~ кор. tal' id. (Яхон¬тов. 1971. с. 116|. Бур. нарой «солнце» является общемонгольским термином (ср. х.-монг. пар (ап), калм. пари, стп.-монг. пагап. хох хошуу. баарин.. ст.- баргут., дархат., харчин.. сунит.. ордос., ойрат., дагур. па г, шэн.-бур.. баоань. nararj. элют.. монгор. пага, синьзян. пат, ж.-уйг., дуньсян. пагап, МАА пагап, ИМ пагап, ССМ пагап, AT пагап id.). Помимо данного общеупотребнмого слова, в халха-монгольском языке зафик¬сировано еще около 100 описательных терминов, обозначающих солнце: хачуун гэршп (букв, горячий лучистый), цагийп эзэп (букв, хозяин времени), сансрын зул (букв, лампадка сансары) и др.. а также тибстизм пям (< тиб. ni-ma «солнце, день») и санскритизм адьяа (< скр. adya) [Намнандорж, 1989, с. 40-41] (ср. калм. адья(н) - уст. солнцс. стп.-монг. adiy-a id., sansar-un nidiin - око мира: солнце, san- sar-un jula id.. Cay-un ejen id.). Материалы по тюркским и тунгусо-маньчжурским языкам дают следующую картину: почти во всех тюркских языках солнце обозна¬чается словом kiin в разных вариантах, и, как мы уже упоминали, Г. Вамбери считает, что kiin - производное существительное от глаго¬ла kiij- «горсть» [Ссвортян, 1980, с. 94-95J. Л. Г. Герценберг предполагает, что. возможно, в протоалтайском языке по-разному обозначались отдельные фазы солнца, в частности при анализе эвенкийского языка: здесь выделяются три лексемы со значением «солнце» п ’niton, dilaCa, sigun [ 1974, с. 51]. Рамстедт сближает пагап с тюрк, jaz «весна» [Ramstedt, KWh], Вызывает интерес сопоставление монг. пагап ~ кор. паГ «день» [Яхонтов, 1971, с. 116]. Термин гараг является в бурятском языке устаревшим названием планеты, в основном же данный термин > потребляется в значении «день (недели)». В других монгольских языках обнаружены следу ю¬щие значения: х.-монг. гараг. гариг 1) планета: 2) день недели; калм. hap иг (редко) планета: стп.-монг. gray I) взятие, хватание, принятие: 2) затмение солнца и луны; 3) планета: 4) название узла эклиптики восходящего: 5) в астр, число 7; grayodип - планета: gray-un qonuy- дни недели, получившие название от семи планет, хох хошуу, ст.- баргут., шэн.-бур., харчин., сунит., ордос., синьзян. garag, баарин., дархат. gerdg, элют. gang, ойрат. garik - неделя, день недели. В тюрк¬ских языках находим garx «планета» [ДТС] и в маньчжурском гарац 1) планета: 2) буддийское правление. Данный астрономический тер¬мин проник в монгольские, тюркские и тунгу со-маньчжу рские языки из санскрита (ср. скр. graha id.). Для обозначения астероидов (малых планет, обращающихся вокруг Солнца, главным образом между орби¬тами Марса и Юпитера) также используется этот термин, но с добав¬лением дефиниции: бага (или жэжэ) гарагууд (букв, малые планеты) (ср. х.-монг. бага гаригууд id.). Многие монгольские названия планет заимствованы из санскри¬та: х.-монг. Санчир «планета Сатурн» (ср. калм. Саичр, стп.-монг. sanidar, тюрк. saniCar id.; < скр. sanaiscara id.), х.-монг. Лнгараг «пла¬нета Марс» (ср. стп.-монг. angyuray; тюрк, arjarak id.: < скр. angaraka id.), х.-монг. Буд «планета Меркурий» (ср. стп.-монг. buda, тюрк, bud id.; <скр. budha id.), х.-монг. Бархасвадь «планета Юпитер» (ср. калм. Бархсвадь, тюрк, braxaswati garx id.; < скр. brhaspati id.). Параллельно с санскритизмами халха-монголы используют заимствованные с ти¬бетского названия планет: лхагва «Меркурий», баасаи «Венера», мяг- мар «Марс», пурэв «Юпитер», бямба «Сату рн». В бу рятском языке вышеперечисленные термины не обнару жены. В словаре К. М. Чсрсмисова мы находим еще один астрономиче¬ский термин һолир со значениями 1) метеорит, аэролит, метеор: 2) (редко) комета. Данный термин встречается только в халха- монгольском языке: сояир «метеор, метеорит». Об этимологии слова затрудняемся сказать что-либо определенное. Кроме вышеупомянутого, для обозначения кометы в бурятском языке существует описательный термин һуултэи одон (ср. х.-монг. суулт од. калм. суултэ иди, стп.-монг. segiUtu odun id.). У М. Н. Хан- галова находим термин зачата одон" «комета» (где запа - кисть на шляпе из лент) 11958, с. 321-322]. В халха-монгольском языке зафик¬сирован термин утаат одон «комета» (букв, дымовая звезда) (ср. калм. ут одн «длинная звезда»). Откуда такое название? Кометы движутся в большинстве случаев по вытянутым орбитам и имеют вид туманного пятна или хвостатой звезды (!). то есть обычно состоят из головы и хвоста (һуул «хвост» + тэй (аффикс) одон «звезда» = букв, хвостатая звезда; зала + та одон = букв, звезда с кистью и др.). Буряты имели собственный термин для обозначения такого не¬бесного явления, как затмение (солнца или луны) - хиртэлгэ (< хир- тэхэ). Слово встречается в этом значении и в других монгольских языках: х.-монг. нар хиртэх - затмение солнца, стп.-монг. пагап kirtiibe - солнце затмилось. Монгольское слово kirte- с его первона¬чальным (прямым) значением «загрязняться, запачкаться, замараться, потускнеть» связано с тюркским kirik- «пачкаться, загрязняться», kir «грязь, сор». Рассмотрим следующий астрономический термин - Млечный Путь (скопление звезд, которое представляется в ясные ночи светлой полосой, пересекающей небесный свод). Согласно древнегреческом) мифу. Млечный Путь произошел из струи молока, брызнувшей на небо из груди богини Геры, отсюда и берут начало индоевропейские названия (ср. англ. Milky Way, нем. Milchstrasse, рус. Млечный Путь). Любопытно обозначение его в мон¬гольских языках: бур. Тэнгэриин заадаһан, Огторгойн оёдол. Тэнгэри- ин зуидэл. х.-монг. тэнгэриин заадас, тэнгэриин оёдол, калм. оһтрһун уидл, тенгрин уйдл. стп.-монг. tengri-yin oyudal, oytaryui-yin oyudal, то есть буквально «шов на небе». В тюркских языках обнаружены раз¬ные поэтические названия Млечного Пути (отличные от монгольских) В отмеченном термине сохранена орфофафия автора. 34 как «путь птиц», «путь диких уток», «путь пилигримов», «соломен¬ный вор» [Nemeth, 1968, S. 2). В «Бурятско-русском словаре» К. М. Чсрсмисова фиксируется ас-трономический термин Сол бон - Венера, Утренняя звезда (ср. х.-монг. цолмоп, калм. цолвн. стп.-монг. colbun // colmun, хох хошуу, баарин. Ытэг}. ст.-баргут. solntorj, шэн.-бур. solborj. дархат. . Ытэп, харчин. tj'olmon, сунит. tsolmoi], ордос. t/olnio?]. элют. tsulmun, синьзян. tsolmn. ойрат. tsolbon, дагур. tjolpon, ж.-уйг. tfolbon, монгор. tgolba/;, AT dolman id.). Данный термин обнаружен и в некоторых тюркских: як. чолбон, тув. шолбан, алт. чолмон, уйг. чолпан, кирг. чолпон, тел. чолмои. казах.. к.-калп. шолпан. хак. Я///; Солбаиы id., а также в тун¬гусо-маньчжурских языках: эвенк, чолбон. нет. чолпон id., сол. чолпун «название созвездия», эвен, чолпун id. Монголоязычные народы называют планету Венеру «белой кап¬лей» (бур. сагаан дуһал, стп.-монг. сауап dusul) (Баторай. 1990. с. 4J. В книге О. Намнандоржа зафиксировано 16 различных названий плане¬ты Венеры у халха-монголов, в том числе цагаан «белая», дусал «кап¬ля». го о хуухэн «красивая девушка», yduiuim гялаан «вечернее сияние» [1989, с. 42]. В современной астрономии Венера известна как «белая планета» из-за сс ослепительно белой окраски, видной в телескоп, и как самая яркая звезда на небосклоне после солнца и луны. Особенно хорошо видна она в утреннее и вечернее время. У бурят сохранилось много легенд о Солбон сагаан тэнгэри (Венере). В старину считали, что Солбон дарует коней, а его супруга Майлган хатан - сыновей. Прося сыновей, буряты приносили им в жертву солового коня [Бато¬рай. 1990. с. 4]. У М. Н. Хангалова находим описание того, как бала- ганские буряты посвящают звезде Солбон каурого коня [1960. с. 15]. Издавна у всех народов был выделен такой важный ориентир в ночном небе, как Полярная звезда [Фролов, 1977. с. 106]. Для обозна¬чения ее в бурятском языке существуют два названия: Ялаан о дон и Алтан гадаһан. Термин Ячаан одон (букв, блестящая (яркая) звезда) не встречается в других монгольских языках. Алтан гадаһан - общсмонгольский термин (ср. х.-монг. Алтан гадас калм. Ачтн һасн. стп.-монг. altan ytidasu odim) и означает бук¬вально «золотой колышек». В тюркских языках Полярная звезда носит название temttr-qazuq (букв, железный колышек) [Nemeth, 1968. S. 3]. Созвездие Большая Медведица имеет два описательных названия в бурятском языке - Долоон убгэд (букв, семь стариков) и Шанага мушэн (букв, звезды в виде ковша). Большая Медведица состоит из семи звезд, это и послужило возникновению названия Долоон убгэд и х.-монг. Долоон овгон, Долоон бурхон (букв, семь богов), калм. (Оһтрһун) долаи бурхн (букв, семь богов неба), стп.-монг. doluyan odim (букв, семь звезд), dolujtm ebilgen ner-e-tii odun (звезда с назва¬нием «семь стариков»). МАА dolan obiiget (букв, семь стариков), а также древнетюркского названия yetiken (букв, семь правителей), осм. yedi-karde$ (букв, семь братьев), yedi-yar (букв, семь друзей) [Там же] и т.-ма.: сол. надй дш'икта (букв, семизвездие), орок. надаса. нада- сапи. ма. надануснх1а (букв, семь звезд). Термин Шанага мушэн не встречается в других монгольских языках, только в халха-монгольском языке находим вариант, не за¬фиксированный в словаре А. Лувсандэндэва - Шанага долоон. Кроме того, в словаре К. М. Черемисова для созвездия Малая Медведица обнаружены три наименования: Энгэр мушэн, Гурбан ма¬рал, Дохюур му шэд. Данных терминов в этом же значении в других монгольских языках ист: в халха-монгольском языке находим Дохиур од в значении «Большая Медведица» и стп.-монг. yurban тагаI odun «название созвездия» (какого?). У аларских бурят Гурбан марал озна¬чает созвездие Орион [Басаева. Зимин, 1988. с. 67|. М. Н. Хангалов придерживается мнения, что Гурбан марач - название Ориона или трех звезд пояса Ориона [1958, с. 321-322J. В этом же словаре встречаются такие астрономические термины, как буумал «метеорит, аэролит», буумач шулуун «метеорит», буудал «метеор», манар «туманность», п? ябагшад «спутники». При этом отмечено, что буумал и буудал - диалектные слова: буудал встречает¬ся у боханских бурят, буумач - у других западных бурят. Данные опи¬сательные названия (буумал - букв, ниспускающийся, ниспадающий. буудал - букв, нисхождение) не имеют параллелей в калмыцком и халха-монгольском языках. Термины манар и сур ябагшад не найдены в других монгольских языках. Вероятно, они появились в сравнитель¬но недавнее время в связи с необходимостью выражать новые поня- тля (астрономическая туманность, спутники (в том числе иску сствен-ные). В халха-монгольском языке, например, выработаны свои тер¬мины: мапаицар «туманность», дагуул «спутник», цаг уурын узэгдэл «метеор», сансрын холм «космический корабль» (букв, космический конь), солирып тоос «метеоритная пыль», тоирог «орбита» (букв, круг). Следу ет подчеркну ть, что в Монголии тсрминотворчсская ра¬бота велась болсс активно и здесь в значительной мерс использова¬лись собственные языковые средства для создания терминов. Что ка¬сается бурятского и калмыцкого языков, то для них характерно мас¬совое заимствование терминов из русского языка для обозначения новых понятий (ср. орбит, компческ корабли, спутник и др.). С другой стороны, огромное количество бурятских астрономиче¬ских терминов в настоящее время практически не употребляется в речи бурят, поэтому находится в забвении. В дальнейшем необходимо продолжить сбор материала по астрономическим терминам (в разных бурятских диалектах) и вести работу по анализу и сопоставлению их с общепринятой астрономической терминологией. В этнографических материалах, в частности у М. Н. Хангалова [1958. с. 321-322], Г. Р. Г'алдановой [1983, с. 48], приводится много неизвестных названии звезд: Мородон - Звезда колесо (возможно, соответствует Северной короне). Шодородои - Звезда треножник (две звезды между’ Плеядами и Орионом). Саган-одон - вечерняя звезда, появляющаяся за заходом солнца, Шонон-дорбон-нюден - Волчьи четыре глаза, хума-одон - звезда наконечник стрелы, хун-одон - чело¬веческая звезда, которая бывает видна в темную ночь на севере, а к утру двигается на запад, близ горизонта, гурбан согоо - созвездие «три маралу хн» (в данных примерах орфография авторов сохранена). Итак, подавляющее большинство рассмотренных бурятских ас-трономических терминов носит обще монгольский характер. При сопоставлении основных и наиболее употребительных тер¬минов в разных алтайских языках видно, что полных совпадений поч¬ти нет (если не считать терминов тэнгэри, гараг, солбон, однако сре¬ди них тэнгэри и гараг являются древними заимствованиями в алтай¬ских языках). Наблюдаются следу ющие соответствия: 1) монг. saran «луна» ~ кор. tal' id.; 2) монг. пагап «солнце» ~ кор. паГ «день» ~ тюрк.уяг «весна»; 3) монг podun «звезда»- кор. руд! id. ~ др.-яп. posi id. ~ эвенк. бсй-кта id. ~ ма. usi-xa id. (а также ороч, хоси-кта «искра» ~ ульч. пасу-кто «искра» - ма. foso-Hfosu- «светить» (о лучах светил) ~ др.- яп. pUpi) «огонь» - кор. pul <pH ~ коми би «огонь» - др.-яп. pi «солн¬це»- кор. pit «цвет», «свет солнца» - тюрк./??/ 1) огонь: 2) свет, луч (солнечный или лунный), искра). Образные, поэтические названия некоторых звезд н созвездий имеют аналогии в разных алтайских языках: Плеяды: монг.*6/с'ш (< тюрк, bid- «делить») - тюрк, iilkar (то есть «делящий»): Большая Медведица: бур. Долоон убгэд (букв, семь стариков), х.-монг. Долоон овгон id., Долоон бурхан (букв, семь богов), калм. (Оһтрһун) долан бурхн (букв, семь богов неба), стп.-монг. doluyun odun (букв, семь звезд), doluyan ebiigen ner-e-tii odun (букв, звезда с названием «семь стариков») — др.-тюрк, yetiken (букв, семь правите¬лей). осм. yedi-karde§ (букв, семь братьев), yedi-yar (букв, семь дру¬зей) - сол. надй дш’икта (букв, семизвездие), орок. над аса. надасапи, ма. наданусиа (букв, семь звезд): Полярная звезда: бур. Алтай гадаһан, х.-монг. Алтай гадас, калм. Алтн /шеи, стп.-монг. altan yadasu odun (букв, золотой колышек) - тюрк, tentiir-qazuq (букв, железный колышек). Подобные параллели могут привести нас к предположению, что выделение этих небесных светил произошло еще в пору алтайской общности.


Эта страница отредактирована пользователем admin в 2012/03/28 08:39:08.