Жилище

Жилище

Войлочные юрты.

Они делались шестистенными, восьмистенными, редко десятистенными. Остов юрты состоял из отдельных складных решеток, которые назывались хана (стена). Хана бывает трех видов: зайдан хана с большими ячейками решеток (примерно 14-15 см), тулгэ хана с ячейками около 10 см, хурьган хана с маленькими ячейками. Обычно пользовались средними. Решетки делали из ивовых прутьев. Не каждый столяр или плотник мог их сделать, для этого ремесла были специальные мастера. Прямой прут длиною около двух метров, в диаметре два- два с половиной сантиметра обтесывался с двух сторон, один конец его гнулся на специальном приспособлении, затем просверливался в нескольких местах. Подготовленные таким образом прутья клали крест-накрест, чтобы дырки приходились одна на другую, и через них продевали кожаные тесемки. На обеих сторонах палок делали кляпики, чтобы тесемки не выдергивались. Получалась решетка, которую можно было сдвигать и раздвигать. Каждая скрещивающаяся пара палок образует наверху рогульку- тархи. Таких рогулек на решетке 13-15. Такие же рогульки образуют и на боковых концах, их называли ханыйн аман. Когда решетки соединяют вместе, рогульки-аман заходят друг за друга. В этих местах их связывают шерстяными веревочками- хагсарга. На передней стороне между двумя решетками вставляют двери. В старое время двери делали из войлока, только рама, исполняющая роль косяков, делалась из дерева. Войлочная дверь подвязывалась к потолочным палкам- уняа. Такую дверь нельзя было закрыть на замок или запереть каким-то другим способом. Позднее стали делать вторые, деревянные створчатые двери, которые навешивались на шарнирах на внутренней стороне дверных рам. А с 10-х годов войлочные юрты вообще заменили деревянными. Некоторые хозяева стали делать подле дверей так называемые хасабши- окна размером 50х60 см. Верхняя половина хасабши стеклилась, нижняя делалась из досок. К правой стороне верхней части дверной рамы подвязывалась под головками решеток оп всей длине стен, второй конец веревки привязывался к левой стороне рамы. Веревка натягивалась для того, чтобы решетчатые стены юрты были устойчивыми. Высота установленных стенных решеток около полутора метров. Когда стеновой каркас воздвигнут, один человек становится в самой середине юрты и поддерживает тооно- круг диаметром около метра, сделанный из березы, в котором имеется около 60-70 дырочек (ячеек) для уняа- потолочных палок из сосны. Несколько человек устанавливают уняа: верхние концы их втыкаются в ячейки тооно, волосяные петельки на нижних концах уняа надеваются на головки решеток. После этого каркас юрты готов. Середина тооно разделяется на две части палкой, называемой гол, а от нее в стороны отходит несколько дааганов- коротких палочек-пальцев, связывающих гол с кругом. На остов юрты набрасывают войлоки- туурга. Их четыре, длиною около трех метров каждый. По верхнему краю войлока нашиты волосяные бечевки -зээг. Войлок набрасывают по определенному, давно установленному порядку: первым нужно набросить юго-западный, потом юго-восточный, остальные набрасываются так, чтобы их края придавливали концы первых двух. Этот порядок, по всей вероятности, был продиктован практической необходимостью, поскольку непридавленные края передних войлоков могли быть приподняты, а то и вовсе сдернуты северо-западными ветрами. Войлоки на своих углах имеют вязочки, которыми они привязываются к уняа и стенным решеткам. После этого набрасывают дээбэри- два потолочных войлока, узких наверху, широких внизу. Верх и низ дээбэри полукруглые. Сперва накидывают передний войлок, а потом- задний. Самые лучшие войлоки для стен и потолка накидывают с северной стороны. Была даже поговорка: «Гэрэй гоёнь хойноо, гэрдэгэй гоень урдаа» (Юрта красива сзади, а женщина спереди). Лучшие, наиболее плотные части войлока накидывались северной стороны для защиты от северо-западных ветров и для того, чтобы дождевая вода не попадала на постель, которая всегда находилась в северной части юрты. Задний потолочный войлок имеет на обоих краях по три длинных веревки, которые натягивались накрест через передний дээбэри и привязывались к низу стенных решеток. Полагалось сначала протянуть веревки правой стороны, а потом, уже через них, левой, подобно тому, как левая пола дыгыла должна заходить на правую. Покрытая войлоком юрта опоясывалась буhэ- поясами, свитыми из волос, или хошлон- плоскими ремнями, сшитыми из тонких волосяных бечевок. Пояса протягивались по верху и середине войлочных стен и привязывались концами к дверным рамам. Нижние края их не доходили до земли на 15-20 сантиметров для вентиляции юрты. Нижняя часть стены называлась хаяа и закрывалась специальными войлочными лентами- хаяабши, которых было три или четыре. По мере надобности они или натягивались, или убирались. В зимнее время хаяабши заваливались сухим навохом. В теплое время, когда в юрте становилось душно, угол заднего войлока приподнимали и засовывали за пояс юрты, чтобы было прохладнее.  Верхнее отверстие юрты – тооно, закрывается шестиугольной войлочной крышкой – урхэ. Она спускается своими крыльями несколько ниже круга тооно. К каждому углу пришита длинная веревка, которую натягивают по дээбэри и туурга, а конец привязывают к низу решетки. Но веревка, пришита к переднему углу, не привязывается. За эту веревку тянут, чтобы закрыть или открыть урхэ. Закрывают, чтобы в юрте стало теплее, открывают, чтобы стало прохладнее и светлее; через тооно выходил дым очага. С 10-х годов переднюю половину урхэ стали закрывать деревянной застекленной крышкой: уже не было надо выпустить дым, так как к этому времени стали делать печки. На юге-западной стороне юрты делали окошко: на дээбэри прорезали дырку размерам 20х30 сантиметров и вставляли в раме стекло. В летнее время, если не пользовались, юртой, ее разбирали и складывали на помосте – аранге, и накрывали берестой, лиственной корой и т. п. Но с течением времени стали стали складывать в углу деревянных юрты или в сарае. Юрта легко разбирается и перевозится. Ее установка занимает немногим более часа. Этим она и была удобна для кочевника. Кроме того, в ней не бывают сырости и тем, что в ней было слышно все, что происходило на дворе: шум, поднимаемый скотом, приезд гостей и т. д.  Пожилые люди жаловались, что в деревянных избах глухо, и душно. До XX века люди обходились без печей. Юрта обогревалась открытым огнем очага. Вечером горячие угли и головешки покрывали золой. Утром угольки еще продолжали тлеть. Их раздували и зажигали огонь: спичек либо не имели, либо очень дорожили ими. Помнится, вместо спичек употребляли «шээрэ гарюс» (горячую серу). Открытый огонь быстро разогревал воздух в юрте. Ночью в юрте было очень холодно. Люди весь день ходили в дыгылах, снимали их, только ложась спать. Особенно трудно было беднякам. Если богачи и середняки покрывали юрты двойным войлоком, то у бедноты такой возможности не было. Юрты у них нередко были ветхими и дырявыми. На дыры они ставили заплаты или затыкали их тряпицами и остатки кожаной одежды. В таких жилищах женщины рожали и растили детей. В начали этого века многие начали сооружать в юртах маленькие печки из плиточного камня, но вскоре научились делать их из кирпича, стали пользоваться также и железными печками. Для поддержания тепла в раскаленную печурку бросали мерзлый верблюжий или овечий помет, который постепенно нагревался и начинал потихоньку гореть. Юрта освещалась огнем очага. Иногда использовали для этой цели «лушан» - лучину. Когда же появились печи, стало необходимым иметь какие-то другие осветительные средства. Тогда люди придумали, возможно, и переняли у русских так называемые жирниками – плошки с жиром и самодельном фитилем. Некоторые научились отливать свечки из козьего или скотского жира. С начало это были 5- или 7-линейные коптилки, без стекол. Даже в 20-х годах 10-линейная лампа со стеклом в юрте скотовода считалось чудом осветительной техники. И з б ы. В летописи Ш.-Н. Хобитуева говорится, что хори-буряты начали строить избы в конце XVIII века. В Агинской долине а начале ХХ века избы были редким явлением, а в степях их не было совсем. Лишь в 1909-1910 гг. стали появляться убогие избушки примерно 4х5 м, чаще всего без пола, с двумя-тремя маленькими окошками. Стены не белили. Если и был пол, то его не мыли. Во всей Аге до революции едва ли было больше двух десятков построек, которые можно было бы назвать домами. Они принадлежали нойонам, да и то тем, которые имели какое-то образование. Кулаки же, независимо от степени богатства, обычно довольствовались простыми избушками. Летом же жили в деревянных помещениях, построенных из плах или же из распиленных надвое бревен, в них не было ни потолка, ни пола, ни окон. Снизу, как и в войлочных юртах, оставлялся зазор для вентиляции- хаяа. На зимниках многие строили небольшие амбары. Кроме того, имелись передвижные амбарчики на колесах. Эти амбарчики были удобны при перекочевках.


Эта страница отредактирована пользователем Munko в 2012/10/21 04:21:01.