Буряты-социокультурные практики переходного периода »

Фермерские хозяйства Закаменского района РБ: как этничность влияет на экономические практики сельчан

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, грант №07-01-62103а/Т

За прошедшее десятилетие в стране создана многоукладная сельская экономика. Наряду с крупными коллективными предприятиями свое место в экономическом пространстве заняли фермерские и семейные хозяйства. Деятельность этого слоя сельских предпринимателей определяется множеством факторов и лишь немногие из них поддаются управлению и прогнозированию. Каким образом адаптируются сельские предприниматели к природным условиям, какие виды хозяйственной деятельности они осваивают, каким образом встраиваются в рыночную экономику региона? Все эти вопросы остаются актуальными всегда для каждого отдельно взятого региона.

Значительная доля крестьянских хозяйств и ЛПХ занята в сфере животноводства. Данная экономическая ниша традиционно является бурятской, что с одной стороны позволяет рассматривать это направление в АПК Бурятии как исторически обусловленную «этническую» экономику. Анализ структуры занятости бурят на 1989 г. (в определенной степени сохраняющейся и в настоящее время), показывает, что для бурят, занятых физическим трудом, характерна наибольшая вовлеченность именно в сферу аграрных сельских занятий. В иерархии основных отраслей в республике сельское хозяйство в деятельностных предпочтениях бурят занимает первую позицию. С. Панариным отмечено «...безусловное лидерство бурят в отраслевой структуре занятости бурят не промышленности, а сельского хозяйства, где концентрация бурят была вдвое выше их концентрации в индустриальных отраслях (294 и 146 человек соответственно)» [Панарин, 2005, с. 61]. При этом позиции ведущей отрасли сельского хозяйства сохраняет животноводство. Данные показатели, а также ориентация бурят на занятие животноводством свидетельствует о сохранении среди сельского бурятского населения стратегии коллективно наследуемых сельскохозяйственных занятий. Большинство животноводческих хозяйств возглавляются бурятами - коренными сельскими жителями и практически отсутствуют примеры, когда трудиться на земле изъявляют желание городские буряты. Подобные деятельностные предпочтения сельских бурят, в частности, ориентирование на занятие животноводством определяется, во многом, отсутствием возможности выбора занятий, круг которых в сельской местности ограничен: «Чем еще можно на селе заниматься? Работы другой нет» [владелец ЛПХ, бурят]. Сложившаяся в настоящее время сложная ситуация с получением образования, отсутствие финансовых ресурсов лишает многих сельчан выбора жизненных, в том числе и трудовых стратегий вне сельской зоны. Скотоводство же является привычным делом, все тонкости которого хорошо известны каждому сельскому жителю, дело которым можно заняться в случае неудач в реализации других экономических проектов. К примеру, в настоящее время продукция крестьянских хозяйств и ЛПХ является основным и нередко единственным источником доходов сельского населения одного из крупных аграрных районов республики - Закаменского района. На это указывают следующие цифры: 8665 человек из 29692 человек всего населения района, из сельской местности и городского населения г. Закаменска указали основными среди источников средств к существованию доходы от личного подсобного хозяйства, что составляет примерно 1/3 всего населения района.

В республике Бурятия, как и стране в целом, становлению фермерских хозяйств в начале 1990-х годов способствовали значительные налоговые льготы, целевые государственные кредиты, имущество - техника, хозяйственные строения и скот, доставшиеся в наследство частникам от развалившихся коллективных предприятий. Впоследствии, практически полное прекращение государственной поддержки и давление административного «пресса» привело к тому, что число фермерских хозяйств стало неуклонно сокращаться. Вместе с тем, в последние годы в Бурятии наряду с сокращением фермерских хозяйств наблюдается увеличение числа семейных хозяйств, личных подсобных хозяйств. Фермеры предпочли «уйти в тень» и, сохранив объемы производства перерегистрироваться в «личные подсобные хозяйства», поскольку на основании статьи 217 Налогового кодекса РФ от налогов освобождаются налогоплательщики, производящие продукцию животноводства, растениеводства, пчеловодства на принадлежащем ему или членам его семьи земельном участке, используемом для ведения личного подсобного хозяйства, дачного строительства, садоводства и огородничества. О реальном соотношении ЛПХ и фермерских хозяйств в республике могут говорить суммы заемных средств, полученных по кредитам владельцами ЛПХ и фермерами: по республике в рамках национального проекта «Развитие АПК» кредиты на сумму 226 миллионов руб. получили 924 владельца ЛПХ, в то время как из числа фермерских хозяйств только 16 оформили кредиты на сумму 27 мил. руб. Соотношение крестьянских хозяйств и ЛПХ в Закаменском районе становится ясным на основе данных по структуре поголовья скота по категориям хозяйств в районе: наибольшая доля КРС приходится на ЛПХ - 71,5 % от всего поголовья КРС района. На долю фермерских хозяйств приходится 17,7 % поголовья, а на долю сельскохозяйственных организаций - 10,8 % поголовья.

В качестве объекта данного исследования выделены несколько семейных хозяйств одного из населенных пунктов верхнего куста Закаменского района республики Бурятия. Выбор данного административно-территориального образования обусловлен тем, что он характеризуется наибольшей плотностью бурятского населения в РБ, а большинство населенных пунктов района являются моноэтничными. Сельское хозяйство данного района во многом сохранило традиционный уклад, на что указывает сугубо животноводческая специализация района, в целом, традиционные методы ведения хозяйства. В начальный период модернизационных процессов о формировании фермерских хозяйств заявили 8 хозяйств, а на данный момент функционируют лишь два. Эти хозяйства относятся к числу первых, которые появились в результате расформирования коллективных хозяйств, получив в «наследство» от своих предшественников определенное количество скота - ремонтное стадо и технику. Некоторые получили в пользование и хозяйственные строения. Можно сказать, что ликвидация коллективных хозяйств и распределение их имущества предопределили специфику существующей на сегодня трудовой занятости сельского населения - развитие подсобного хозяйства. По той же причине многие сельские предприниматели сельскохозяйственного профиля решение стать фермерами приняли вынужденно, по стечению обстоятельств.

Следует отметить, что ликвидация коллективных хозяйств наделила таким имуществом большинство людей, занятых в отрасли животноводства, однако далеко не все сумели рационально им распорядиться. Большинство внезапно разбогатевших семей в одночасье лишились своего имущества, променяв скот на машины, бытовую технику и т.д. Как правило, в числе тех, кто столь неосознанно распорядился внезапно свалившимся на него богатством, были те люди, труд которых не был связан с сельским хозяйством. Их основной доход составлял заработок, пенсия старших членов большой крестьянской семьи, различные пособия.

Таким образом, реализовать экономические планы в сфере сельского хозяйства и, в частности, животноводстве при равных, в целом, стартовых возможностях смогли немногие: прежде всего, это трудоспособное население, а в его среде - те, кто наиболее трезво оценил свои возможности и способности, те, кто был в состоянии вкладывать все свои силы и умение в работу.

Пространство освоения

Закаменский район - это горный и преимущественно лесной край. Горный характер района, резко континентальный климат аридной зоны, в полосу которой входит все пространство Бурятии, не способствующий произрастанию растений (сухие весны, продолжительные летние дожди, ранние заморозки и малоснежные суровые зимы) не благоприятствуют развитию земледелия. Узкие межгорные долины, едва обеспечивающие скотоводов необходимыми пастбищами, в прошлом были тесно заселены представителями разных бурятских родов. Небольшие размеры пастбищ и покосных угодий обусловливали большую подвижность населения: даже владельцы небольших стад вынуждены были совершать сезонные кочевки до четырех раз в год, а сезонные поселения были разбросаны на значительной территории: кочевой маршрут отдельных хозяйств достигал 300 км. До начала XX века практически все пространство Закаменского района, вплоть до линии гольцов Хангарульского хребта было освоено бурятами. Впоследствии все эти участки подверглись вторичному освоению - местности были адаптированы коллективными хозяйствами, а в постсоветский период территории бывших летников и зимников бурят были вовлечены в круг хозяйственной деятельности современных сельских предпринимателей - фермеров и других представителей слоя частных предпринимателей. Таковыми, в частности, являются семейные хозяйства, которые главным образом и представляют основной контингент сельских предпринимателей сельскохозяйственного профиля - животноводов.

Фермерские и семейные хозяйства располагаются вдали от населенных пунктов, занимая межгорные котловины и располагаясь нередко на расстоянии 100-150 км от ближайшего населенного пункта. Как правило, в пользовании владельцев хозяйств находятся реконструированные ими хозяйственные строения, принадлежавшие прежде коллективным хозяйствам. В селе же владельцы животноводческих хозяйств имеют собственные усадьбу и дом, в котором временно могут проживать родственники или знакомые, дети - школьники.

Функционирование хозяйства

Хозяйство, обыкновенно, представляет альянс нескольких родственных семей. Семьи, объединяя свои усилия по ведению хозяйства, могут вносить разные вклады в развитие хозяйства. Родственные узы семейного хозяйства, как правило, объединяют семьи, занимающиеся непосредственно хозяйством на ферме и семьи, проживающие в населенном пункте, которые оказывают различную помощь первым: у них могут проживать дети, которым необходимо ходить в школу, через них может реализовываться продукция животноводства и т.д. Со стороны «фермеров» же предоставляется иная помощь - скот родственников, проживающих в селе, вливается в стадо владельцев животноводческих ферм и находится под их опекой в летний период, либо в течение всего года. Нередко с просьбой об оказании такой услуги к владельцам хозяйств обращаются и односельчане, не состоящие с ними в родстве, предлагая взамен натуроплату - голову (несколько голов) скота. В местах, где присмотр за общественным стадом осуществляется пастухами, владельцы животных оплачивают пастуху его услуги в размере от 30 руб. за одну голову в день.

Поручение своих животных заботам владельца фермы может быть чревато негативными последствиями: по существу, люди доверившие выпас своих животных в общем стаде не имеют никаких гарантий сохранности поголовья своих животных. Так, например, за летний период поголовье овец обычно сокращается. При этом вина возлагается на волков и грабителей. Здесь мы сталкиваемся с явлением, сформировавшейся еще в советское время - отношением частного собственника к общественной собственности как ресурсу восполнения своего имущества: вместе с колхозным стадом пастухам было выгодно выпасать своих коров, овец, а также животных своих родственников, в связи с тем, что потери из числа частного стада можно было списать на потери колхозного стада. Подобные практики монгольских скотоводов в свое время были отмечены Л. Шинкаревым, который сетовал на несознательность аратов, присваивавших общественный скот: «У пастуха вместе общественное и собственное, одно большое стадо, только ему известно, где чье. Во времена благополучия, когда степь расположена к жизни и всем хватает корма, и новорожденные ягнята покачиваются на крепеньких ножках, не имеет значения, кому какое принадлежит. Всем хорошо. Но когда овец задрали волки, пошел снежный буран, загнанные в сугробы животные, голодные и ослабевшие, не могут подняться, тут приходится считать общественное и свое... Выяснилось, что и в некоторых других хозяйствах потери общественного скота составили около шести процентов, тогда как личного втрое меньше. В критических ситуациях несознательные араты присваивали общественный скот. Желая иметь в личном пользовании побольше скота хитроумные кочевники записывают себя, жену, даже малолетних детей, как имеющих собственный двор. Потому стадо семьи иногда насчитывает до двухсот голов» [Шинкарев, 1981, с. 31, 39].

Нередко выполнение трудоемких работ заставляет хозяйственников прибегать к помощи наемных работников. Работники - это, как правило, безработные односельчане, труд которых оплачивается «в черную». В официальных документах такие люди не числятся, на них не выплачиваются никакие налоги и взносы. В редких хозяйствах труд наемных работников востребован в течение всего года. Обыкновенно, сложным периодом для хозяйств является летнее время, время заготовки кормов. Привлекаются наемные работники и на различные строительные работы.

Состав стада

Одной из форм экономической адаптации к местным природным условиям, безусловно, является предпочтение животноводами определенных пород скота, разведение которых в природных и климатических условиях района будет рентабельным. В Закаменском районе местные хозяйственники специализируются на разведении крупного рогатого скота калмыцкой породы. Изредка встречаются коровы породы «казахская белоголовая» и «симментальская» - наследие расформированных коллективных хозяйств. Широкое распространение КРС калмыцкой породы обусловлено некоторыми ее особенностями. Данная порода относится к аборигенному типу скота, сформировавшемуся в естественных условиях аридных зон Центральной Азии и Средней Азии, максимально приспособленного к кочевому образу жизни и добывающего корм тебеневкой. Отсутствие затрат на зимнее содержание коров окупает малоудойность и маловесность коров этой породы и формирует основное направление животноводства в горном лесо-таежном районе - мясное животноводство. По количеству КРС в 2005 г. - 31,5 тысяч голов Закаменский район занимает первую позицию по отношению к другим аграрным районам РБ. Коровы не получают дополнительной прикормки в виде силоса, не доставляют хлопот с отелом. На стойловом содержании находятся только дойные коровы и молодняк, не достигший года. Кроме того, молоко многих степных пород крупного рогатого скота, в том числе и калмыцкой породы, отличается хорошими технологическими свойствами (то есть пригодностью к переработке) - из него легче делать масло, сыр, простоквашу и творог. Неслучайно, что именно КРС калмыцкой породы выбран для реализации планов национального проекта по обеспечению россиян мясом в 2006-2007 гг., выполнение которого возложено на Калмыкию. Вкусовые качества мяса КРС этой породы, которое в благоприятных условиях горных пастбищ, богатых солончаками лишь улучшается, обусловливает особый спрос на мясо и мясопродукты из Закаменского района: 50 % мясной продукции представленной на рынках г. Улан-Удэ представляется продавцами как говядина из Закаменского района.

В районе разводят аборигенную породу лошадей, хорошо приспособленную к местным природным и климатическим условиям. В Закаменском районе располагаются высокопродуктивные горные пастбища, наиболее пригодные для развития традиционного номадного скотоводства - отгонно-пастбищного животноводства и, в частности, табунного коневодства. В настоящее время горные пастбища представляют резерв кормовой базы и создают перспективы для активного развития табунного коневодства. В прошлом, межгорные котловины Хангарульского хребта традиционно использовались зажиточными бурятами Закамны и Тунки, владевшими большими количеством лошадей для выпаса табунов. Тункинские и закаменские пастухи нередко объединяли свои табуны и осуществляли выпас коней общими усилиями. Отдельный выпас конских табунов вдали от летних и зимних поселений хозяев обусловлен многими причинами и имеет сходные черты с казахской практикой отгонной пастьбы лошадей - «косами» [Курылев, 1998, с. 83]. В числе основных причин выступает нехватка кормовых угодий на традиционных летних пастбищах, а также благоприятные природные и климатические условия высокогорных зон, где пасутся лошади: прохлада, отсутствие кровососущих насекомых, особый травяной состав горных пастбищ, наличие солонцов. Отгонная пастьба лошадей в летний период сохраняется и поныне, хотя многие хозяйственники вынуждены отказываться и от такого способа ведения хозяйства в частности, и от коневодческого направления в целом. Отказ многих хозяйственников от разведения лошадей обусловлен ростом криминогенности в районе. Внестойловое содержание лошадей, когда табуны большую часть года находятся вдали от населенных пунктов, практически без присмотра делают лошадь самым «удачным» объектом для кражи. Наносят урон хозяйству и волки: поскольку лошади любого возраста находятся на вольном выпасе, отмечен высокий уровень потери молодняка до года. В летний сезон аналогичной угрозе подвергаются и овцы, которые также находятся на самостоятельном выпасе.

В хозяйствах закаменских бурят сохранилось небольшое поголовье овец аборигенной бурятской полугрубошестной породы. Овца как объект разведения в хозяйствах животноводческой направленности, несмотря на существующие сложности, сопутствующие ее содержанию, сохраняет ключевые позиции в современном хозяйстве бурят, что обусловлено разными факторами. Прежде всего, следует отметить особую незаменимость овцы как денежного эквивалента. Овцу можно продать в любое время, поскольку баранина всегда востребована - овцу покупают для различных семейных торжеств - свадеб, юбилеев и т.д. На селе овца активно используется в немонетарном обмене. Это животное является традиционным даром со стороны родственников по случаю рождения ребенка и многих других событий. Любой уважающий себя домохозяин принимая гостей в своем доме также обязан заколоть овцу. Овца является и главным жертвенным животным в осуществлении различных обрядов - обрядов календарного и жизненного циклов.

Вместе с тем, поголовье овец в личных подсобных хозяйствах жителей района, не говоря уже о больших фермерских или семейных хозяйствах, из года в год сокращается. Во многом эта тенденция обусловлена криминогенной ситуацией в районе. Воровство достигает своего пика в период охотничьего сезона, сборов орехов: традиционно охотники для совершения ритуальных действий, предваряющих охоту и для дальнейшего пропитания берут в лес одну или нескольких овец. В связи с этим, количество поголовья овец в хозяйствах ограничивается тем минимальным числом, которое может быть необходимо для перечисленных выше потенциальных причин - в среднем 10-20 голов.

В целом, полудикое содержание КРС и лошадей имеет множество преимуществ. Отмечено, что у таких животных более сильный иммунитет. Они активнее добывают подножный корм, легко переносят зимний период и не нуждаются в капитальных постройках.

Заготовка кормов

В силу особенностей горного рельефа размеры пастбищ и сенокосных угодий в Закаменском районе ограничены, что в свою очередь влияет на размеры поголовья скота хозяйств. В среднем за одним хозяйством может числиться от 20 до 50 голов КРС, 20 овец и примерно столько же лошадей. Общая площадь сенокосных угодий в Закаменском районе составляет 24939 га., в то время пастбища занимают 107615 га. [Намжилова, Тулохонов, 2000, с. 184]. Ограниченные размеры сенокосных угодий не позволяют заготавливать корма в избытке: сено заготавливается из ориентировочного расчета 20 копен на голову КРС калмыцкой породы (для сравнения - на голову КРС молочной породы требуется заготавливать в среднем 40 копен). Значительные в сравнении с сенокосными, площади пастибщных угодий не приводят к переэксплуатации пастбищ, деградации растительного покрова и истощению почв. Степень эродированности пастбищ, в целом по Закаменскому району составляет 5-10 % от общей площади пастбищ [Намжилова, Тулохонов, 2000, с.160]. Обширные площади пастбищ позволяют осуществлять выпас животных по ветоши в зимний период. Скот выпасается в зимнее время на территориях прилегающих к населенным пунктам.

Сложный рельеф местности позволяет с большей эффективностью использовать конные грабли и косилки, некоторые участки косят, как и в старину, вручную. Многие хозяйства, унаследовавшие от коллективных хозяйств сеноуборочную технику - тракторы, косилки, машины заготавливают корма с помощью техники, хотя использование возможностей техники ограничено из-за дороговизны ГСМ. Другая проблема, связанная с автопарком заключается в износе техники. Однако обновление сельскохозяйственной техники недоступно для многих хозяйств в виду высоких закупочных цен на технику и запчасти. В сущности, единственным решением проблем с приобретением сельхозтехники рассматривалось получение кредитов. Сумма заемных средств составляла в среднем 300000 руб. на одно хозяйство. Кредитами воспользовались многие хозяйственники, однако возвращение заемных средств, полученных под 16-20 % годовых, в итоге оказалось непосильной ношей для большинства хозяйств.

Реализация продукции

Закаменский район РБ занимает периферийную часть экономического пространства республики, отдален от крупных промышленных и культурных центров. С ближайшим крупным городом Улан-Удэ, райцентр Закаменск связывает единственная транспортная артерия.

Перечень реализуемой ЛПХ Закаменского района продукции животноводства ограничен мясом и маслом. Отдаленность большинства населенных пунктов Закаменского района от райцентра г. Закаменска делает невозможным реализацию скоропортящихся молочных продуктов - молока, сметаны, творога. Возможность реализовать в городе молочные продукты имеют только жители деревень, которые располагаются в непосредственной близости от города. Проблема реализации молока и продуктов вторичной переработки является ключевой для большинства животноводческих хозяйств Бурятии. Так, например, в одном из современных животноводческих хозяйств, молоко, надаиваемое от 10 коров в количестве 18250 л. в год, которое могло бы принести прибыль хозяйству в 100000 руб., используется лишь на внутренние нужды - нет рынка [Лхасаранов, 2005, с. 16].

В связи с этим, в отдаленных местах района молоко перерабатывают в масло, сметану. Ими обеспечивают родственников победнее, которым едва хватает молока, надаиваемого от двух-трех коров, отправляют городским родственникам, обеспечивают студентов.

Наличие в г. Закаменске собственного мясокомбината в определенной степени решают проблемы семейных и фермерских хозяйств с реализацией мяса. Регулярные рейды работников мясокомбината по хозяйствам района решают проблему транспортировки животных, однако не отвечают финансовым ожиданиям владельцев животноводческих ферм. В связи с этим, многие хозяйства предпочитают доставлять мясо в райцентр своими силами и предлагают его различным организациям - больнице, детским садам, школам, сдают на реализацию в магазины и рынки. Наиболее напряженный сезон - летний, когда цены на мясо падают. «Но даже и в другое время просто так мясо не сдашь - надо договариваться через знакомых» [владелец ЛПХ, бурят]. В районе цена мяса на 2004 г. составляла в среднем 75 руб. за 1 кг, в летнее время цены падали - до 60 руб. Когда мясо доходит до прилавков рынков и магазинов его стоимость вырастает вдвое.

Крупные семейные и фермерские хозяйства, имеющие в своем распоряжении грузовой автотранспорт, имеют возможность реализовать мясо в г. Улан-Удэ. Более мелкие предприниматели вынуждены пользоваться их услугами и платить пошлину за перевоз живого скота или туши в машине. Например, от с. Цаган-Морин до райцентра перевоз живой скотины обходится в 500 руб. за голову. Соответственно при перевозе мяса в г. Улан-Удэ, его себестоимость возрастает и оно становится дорогим. Прибыль получается небольшая. Владельцы животноводческих ферм, имеющих в своем хозяйстве в среднем 50 голов КРС, редко возят на продажу сразу больше двух-трех голов скота. В осенний период - период массового забоя скота - фермерам нет нужды возить свою продукцию, в частности, мясо в город. Скупщики такого товара сами приезжают в деревню и проводят день-два в поисках мяса.

Фермеры, живущие вблизи трассы на пути к городам, реализуют навоз, обеспечивая дачные, садово-огородные участки горожан. Для реализации навоза, также как и любой другой продукции животноводства необходим ветеринарный контроль. Для осуществления контроля, помимо ветстанции в г. Закаменске организованы ветстанции в некоторых населенных пунктах, в частности, в с. Бортой.

У многих хозяйств налажены экономические связи с городом, которые часто основываются на родственных или земляческих связях. В городе функционируют точки, служащие местом хранения мясной продукции и перевалочной базой на пути дальнейшей ее реализации. Как правило, такими точками выступают не специализированные хранилища, а хозяйственные постройки в частных секторах города, а иногда и квартиры.

Родственные и земляческие связи способствуют реализации мясной продукции на разных уровнях - обязательно найдется родственник или знакомый в структурах, осуществляющих ветеринарный контроль на рынках города, услуги которого бывают востребованными в определенных случаях; небольшие объемы мясной продукции городские родственники способны распространить в кругу знакомых - постоянных клиентов. Наращивание «нужных» звеньев социальной сети осуществляется также по цепи родственников. При этом, к ближайшим родственникам - «первому» звену, проживающим в городе, выстраивается отношение, основанное на принципе «ты как родственник обязан помогать». Уже в силу того, что многие населенные пункты района являются моноэтничными бурятскими, экономические сети формируются, основываясь, как правило, по этническому признаку. Однако этничность, «объективно» присутствующая с точки зрения стороннего наблюдателя, в действительности не является характеристикой, на которую сельские предприниматели-буряты субъективно ориентируются в своих экономических действиях.

Вспомогательные направления

Существенную роль в формировании бюджета семей закаменских бурят играют такие традиционные отрасли хозяйства, как охота и собирательство. Охота на пушных и мясных зверей сохраняет большое значение в традиционном хозяйстве закаменских бурят, обеспечивая людей мясом и позволяя сохранять поголовье скота. Добыча пушного зверя существенным образом пополняет бюджет семей. Кроме того, охота - это знакомое, привычное и особенно любимое у мужчин занятие, способствующее поддержанию связей с родовой землей - это поле, где выстраиваются и поддерживаются социальные связи.

В зимний сезон район наводняется скупщиками продукции охотничьего промысла. Они приурочивают свой приезд ко времени охотничьего сезона. Самый распространенный товар охотничьего промысла - шкурки белок, большим спросом пользуются медвежья желчь и жир, струя кабарги. Вследствие неограниченной добычи кабарги, последняя стала редкостью в районе. Более ценные меха - шкурки соболя, лисы, рыси деревенские охотники стараются продать сами, но уже в городе. Иногда и белок привозят в город. Пользуются спросом сброшенные рога косуль и оленей, которые охотники сбывают китайским перекупщикам.

Охотничий промысел, который фактически не ограничен рамками разрешенного законом охотничьего сезона, представляет значимость для жителей района и в другом аспекте - мясо добытых на охоте копытных составляет едва ли не половину мясного рациона местных жителей. Значительная доля приходится на мясо косули и кабана. Особенно большой спрос на косулю приходится в летний сезон, в период, когда охота на животных запрещена. Традиционно в летний период рацион бурят ограничен молочными продуктами. Изредка постный летний рацион некоторые семьи могут разнообразить бараниной. Однако сокращение стада овец для своих нужд расходится с задачами увеличения поголовья: большинство семей по возможности стараются пополнить свои мясные запасы за счет добытых на охоте косуль. Небольшая тушка животного равноценна туше барана и местные жители предпочитают добыть косулю, чем забить овцу из своего стада.

В годовом экономическом цикле района выделяется сезон сбора орехов. Внезапный (появившийся в течение последнего десятилетия) спрос на кедровые орехи, спровоцировал рост цен на этот вид лесной продукции и сориентировал трудоспособную мужскую часть населения на массовый сбор ореха, который добывается варварскими способами - с помощью колотушек, наносящими серьезный урон кедрачам. В годы, урожайные на кедровый орех, жители района приобретали на средства, вырученные от его продажи, автомобили.

Менее развито в хозяйствах закаменских бурят растениеводство и огородничество. Эта сфера домашнего хозяйства до сих пор является для бурят чуждой. В суровых климатических условиях Сибири этот вид деятельности требует приложения немалых сил и специальных знаний, особого интереса, который у основной массы сельчан отсутствует. В определенной степени неприятие огородничества обусловлено и религиозными воззрениями. Традиционный характер землепользования монгольских народов (кочевой и полукочевой тип хозяйства), как правило, исключал грубое механическое вмешательство или воздействие на землю (имеется в виду воздействие на почвенный или растительный покров). Согласно верованиям монгольских народов нарушение «лика» земли могло повлечь различные несчастья - падеж скота, болезни близких и даже смерть. Подобные суеверия сохраняют свою актуальность и в наши дни. Многие старики в бурятских селах с большим предубеждением относятся к идее разбить на своем участке огород. Это отмечают исследователи, собирающие сведения этнографического характера в бурятских моноэтничных поселениях: «Кроме того, для некоторых стариков копание земли - табу. Особенно такой запрет продолжает действовать в соседней чисто бурятской - деревне Тоонта» [Куклина, 2002, с.27].

Наиболее распространенной культурой, которую возделывают здешние крестьяне, является картофель. Некоторые местные жители, особенно те, кто получил высшее образование - учителя, медработники и др. сажают морковь, свеклу, огурцы, помидоры. Другой зелени - лука, чеснока в избытке хватает вокруг, на лугах и в лесу, которую для своих нужд заготавливают все местные жители.

Перспектива

По данным С. Панарина, экономическая деятельность всех аргарных районов, в том числе и Закаменского района, в которых концентрируется бурятское население на 2000 г. была убыточна, в то время как «русские» аграрные районы получили значительную прибыль4 [Панарин, 2005, с.55]. Однако следует иметь в виду, что основная ориентация экономической деятельности русских хозяйств в аграрном секторе РБ связана с растениеводством (овощеводство, производство зерновых культур), а животноводство продолжает оставаться прерогативой экономической деятельности бурятских хозяйств и сохранит свои позиции в будущем. Но каким будет будущее животноводства? Какие факторы негативным образом сказываются на развитии этой отрасли сельского хозяйства сегодня, в отдельно взятом районе Бурятии?

Во многом спад интереса к развитию данной отрасли сельского хозяйства обусловлен безуспешным противостоянием сельского предпринимателя с безработным сельским асоциальным большинством: «Можно было быть жить и работать, если бы давали спокойно жить!» [фермер, бурят], усталостью, вызванной непрерывным процессом изменений в федеральном законодательстве, изменения в котором, во всяком случае, в той его части, которая связана с АПК, фиксируются до нескольких раз в год (например, в налоговом законодательстве после его принятия были внесены 2000 поправок) и сельские предприниматели просто не успевают следить за всеми нововведениями.

К числу негативных факторов относятся и другие последствия модернизационных процессов постсоветского периода: бурятское население, занимая периферийные аграрные районы РБ, оказались в сложном положении - исчезновение институтов, которые в недавнем прошлом работали на «сближение деревни с городом» - детских и врачебных учреждений, парикмахерских и других коммунально-бытовых служб, сокращение/исчезновение транспортных сообщений, дороговизна проезда способствовали «изоляции» жителей отдаленных сел от «внешнего» мира. Нововведения в системе образования, в соответствии с которыми многие сельские школы, не набирающие необходимый минимум учеников, будут расформированы, могут и вовсе привести к катастрофическим последствиям в далеких сельских уголках.

Совокупность этих негативных моментов определяют тот факт, что большинство действующих фермеров и владельцев личных подсобных хозяйств не связывают свое дальнейшее будущее с сельским хозяйством, не желают, чтобы в селе оставались дети.

Средства, полученные за реализацию продукции животноводства, откладывают на приобретение жилья в городе, планируя в дальнейшем, перебраться в город, обновляют свой автопарк. Фермеры вынуждены добывать средства на:

обеспечение собственного существования (в том числе и обучение детей, обеспечение квартирой и т.д.)

поддержку хозяйствая

Инвестиции средств в какое-либо другое дело, например на строительство завода по переработке молока практически неосуществимо в силу незначительности доходов большинства хозяйств. В целом, состояние данной формы предпринимательской деятельности в сельской зоне в настоящий период не внушает надежды на осуществление экономического «прорыва». Мало что изменилось в традиционных экономических практиках бурят с прошлого века, как будто и не было опыта коллективных хозяйств советской эпохи, хотя каким опытом могли поделиться районные коллективные хозяйства - в большинстве из них работницы трудились как и в старину - руками. Доильных аппаратов не было, навоз также приходилось убирать вручную. Модернизация лишь в малой мере затронула данную отрасль сельского хозяйства. С помощью техники выполнялись лишь сеноуборочные работы. Подобная ситуация характерна и для большинства современных хозяйств.

В целом, круг работ, связанный со скотоводством в реальности являет собой минимум усилий, которые прилагают современные сельчане, чтобы обеспечить функционирование своих хозяйств, минимум, который лишь удерживает хозяйство от развала. Очевидным показателем этой ситуации, является постепенное исчезновение из состава стад хозяйственников таких пород скота, которые по формальным признакам способны принести большую прибыль хозяйству (удойность, привесы), но требуют большего внимания и заботы. Отсутствие информационной базы, на котором могло и должно развиваться сельское хозяйство, главным образом, является промахом самих хозяйственников, которые в большинстве своем не проявляют интереса к новым технологиям, к новым способам ведения хозяйства, к современным достижениям в различных отраслях с/х, продолжая работать по-старинке. Предложения по усовершенствованию труда, улучшению условий содержания животных, местные хозяйственники обычно встречали с недоумением: «А зачем? И так хорошо». Даже напрашивается сравнение с особенностями ведения хозяйства мифическими персонажами из бурятских мифопоэтических сюжетов: хозяйственные хлопоты главных героев ограничиваются лишь ежедневным/еженедельным ориентировочным подсчетом («на глазок») скота.

Кардинально ситуация в сельском хозяйстве может измениться лишь в том случае, если к «деревенскому быту» проявят интерес профессионально подготовленные к такому роду занятий люди. Как свидетельствует российский опыт, грамотно подходят к вопросам оптимальной организации, в частности, животноводческого хозяйства бывшие «сельские» горожане, не утратившие интерес к работе на земле. Существуют подобные примеры и в Бурятии - фермерское хозяйство ИП «Биликтуев» Кижингинского района, специализирующееся на разведении аборигенных бурятских овец породы «Б..бэй» которое было основано городской семьей Биликтуевых. Доходов от хозяйства хватает даже на спонсорскую помощь, а это вероятно, один из наглядных показателей рентабельности хозяйства.

В целом же, очевидно, что аграрный сектор предпринимательства и, в частности животноводство, как сфера инвестирования творческой и предпринимательской инициативы и силы, как поле конкуренции сегодня переживает не лучшие времена. И одним из факторов, не способствующим успешному осуществлению модернизационных процессов в аграрной отрасли, возможно, является следование традициям - организации и способам ведения хозяйства, выработанными предыдущими поколениями, неприятие нововведений, в чем, возможно, и находит свое проявление этничность: в силу своей принадлежности к бурятскому этносу, бурятские хозяйственники на селе сохраняют традиционный уклад экономической деятельности, оптимально приспособленный для данного региона, но вовсе не гарантирующий успешного функционирования хозяйства в жестких условиях рыночной экономики. Эта позиция в последнее десятилетие подкрепляется и тем, что возвращение к «истокам», в том числе и обращение к позитивному опыту традиционных способов ведения хозяйства, возрождение аборигенных пород животных усиленно пропагандируется на различных уровнях (СМИ), получает научное обоснование в трудах ученых. По всей видимости, такую форму обретает мобилизация этничности в сфере экономической активности сельского бурятского населения.


Эта страница отредактирована пользователем admin в 2012/12/27 15:06:56.