Буряты-социокультурные практики переходного периода »

Окинский район: в поисках этнической идентичности

Исследование опирается на полевые материалы, собранные во время экспедиции, организованной Тахо-Байкал Институтом и Бурятским государственным университетом, проведено при поддержке Гранта Президента РФ.

Способы приспособления к новой социальной реальности жителей Республики Бурятия будут описаны не полностью без исследования случая конструирования этничности, альтернативной титульным национальностям как республики, так и Российской Федерации. Здесь мы говорим о сойотах5, случай которых довольно показателен для изучения вопросов конструирования этничности - в 1995 году в переписи не фиксировалась такая национальность, к 2005 году число людей, записанных сойотами, достигает 2061 [Сведения о численности КМН...]. Однако что представляет собой данная этничность, помимо записи в документах, пока остаётся под вопросом как для нас, так, пожалуй, и для самих жителей:

 «Вы сами сойот?

 Сойот. Сойот гэхимлда, те бурят (говорят, что сойот, так бурят). Эта раньше нация была сойоты, а сейчас буряты. Вообще-то раньше у нас сойотский булсовет был. А теперь опять все сойоты, даже русские там есть, которые вышли замуж, наши парни невест привозят, они самыми первыми записывались.

 А для чего сойотами записываются?

 Так у них мужья - сойоты, и они всей семьёй записываются»

(муж, 73 года).

В ходе наших интервью с местным населением мы не нашли другого ответа, обосновывающего собственно сойотскую идентичность. Поэтому здесь мы попытаемся рассмотреть иные способы её обоснования.

Как известно, в мировой науке существует два подхода к рассмотрению этничности: конструктивистский и примордиалистский. В рамках конструктивистского подхода, обобщённого в работах Ф. Барта и его последователей, наиболее важными являются следующие положения:

этничность - это форма социальной организации культурных различий;

центральным различителем является этническая граница, а не сама по себе содержащаяся в пределах границ культура;

первичную значимость имеют те культурные характеристики, которые используются для маркировки различий этносов и групповых границ, а не представления специалистов о том, что свойственно той или иной культуре;

в поиске таких культурных характеристик («конструировании маркеров-различий» по терминологии Ф. Барта), которым придаётся социально значимый разграничительный смысл, а особенно в мобилизации членов этнической группы вокруг них, ключевая роль принадлежит элите [Barth, 1989].

Несмотря на то, что всё больше исследователей в настоящее время придерживаются конструктивистского подхода, в сфере политики и повседневности примордиалистский подход к пониманию этничности остаётся важнейшим. Например, считалось, что для коренных народов Азии более привлекательными оставались именно те виды и сферы хозяйственной деятельности, участие в которых способствовало сохранению традиционных ценностей и ориентаций [Александров, 1999].

В национальной политике, опирающейся на примордиалистскую исследовательскую традицию, предполагается, что восстановление традиционного природопользования позволят коренным жителям «возродить» забытые ремесла, и, следовательно, воспроизвести автохтонную культуру. При этом общепризнано, что экономика, основанная на традиционном природопользовании, не выдерживает рыночной конкуренции и переживает глубокий кризис. Из-за отсутствия предприятий по комплексной переработке сырья и продукции традиционных отраслей хозяйства и роста тарифов на транспортные услуги значительная часть продукции традиционных отраслей и промыслов не доставляется на рынки и не может быть реализована. Таким образом, традиционное природопользование не имеет весомых экономических оснований и поэтому может рассматриваться исключительно как основа для конструирования этничности. Однако, может быть, сама этничность является неким ресурсом. Поэтому даже предполагается, что понятие аборигенных прав будет и впредь эксплуатироваться даже более глубинными формами национализма. С 1993 г. международные организации типа Международного фонда защиты дикой природы (World Wildlife Fund for Nature) оказывают всё большую финансовую поддержку движениям в защиту окружающей среды и коренным народам, которые её используют [Андерсон, 2001].

Дискуссии вокруг традиционного природопользования

Географическое представление о традиционном природопользовании (ТПП), предполагает, что оно исторически сложилось при ведении натурального домашнего хозяйства, зависимого от природно-ресурсного потенциала территории. Согласно исследованиям учёных Института географии СО РАН [Территории традиционного..., 2005], концепция «территорий традиционного природопользования» родилась относительно недавно, уже на волне «перестройки». В 1988 г. она была направлена в письме писателей, представителей народов Севера в ЦК КПСС. Официально концепция вошла в государственный документ (Указ президента РФ «О неотложных мерах по защите мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера6») уже в постсоветское время, в апреле 1992 г.

Исследователями и отдельными представителями этнической элиты в настоящее время проводятся работы для придания территориям традиционного природопользования федерального статуса особо охраняемых, с соответствующими ограничениями для хозяйственного пользования и льготами для представителей коренных народов Севера. Сложность данного вопроса связана с тем, что в настоящее время федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» от 7 мая 2001 г. не является законом прямого действия. В нем статьями 6-11 предусмотрено образование и правовой режим установления ТТП федеральной, региональной и местной властью. Но при этом отсутствует постановление Правительства РФ о порядке образования и правовом режиме использования ТТП на землях федеральной собственности [Территории традиционного..., 2005].

Следует отметить, что положения настоящего Федерального закона могут распространяться на лиц, не относящихся к малочисленным народам, но постоянно проживающих в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов, в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации. Таким образом, решающим моментом в применении закона к конкретным людям оказывается длительность их проживания на данной территории.

Для того чтобы ответить на вопрос, чем же является сойотская идентичность, в первую очередь мы описываем контекст выстраивания этничности: географические особенности территории и исторические условия формирования идентичности. Из них мы выходим на описание тех черт хозяйства и экономики района, которые можно отнести к традиционному природопользованию, а также к его взаимодействию с иными сферами экономики района. Следующий шаг - изучение тех маркеров, которыми характеризуют сойотскую идентичность местные жители и ресурсов, которые черпают из её существования. Последнее важно для нас, чтобы понять значение сойотской идентичности, которое обеспечивает её возрождение и укрепление.

География

Население Окинского района на 1 января 2006 года составило 5179 человек при том, что общая площадь Окинского района равняется 26012 км2. Это значит, что плотность населения составляет менее 20 чел. на 100 км2. Для сравнения отметим, что в Бурятии около 300, а в России - 850. Фактически, основными очагами расселения являются всего 15 поселений, причём районный центр Орлик сосредотачивает почти половину всего населения (2472 чел).

Несмотря на слабую заселённость, район занимает важное приграничное положение - на севере он граничит с Иркутской областью, на северо-западе с республикой Тува, на юге и на юго-западе с Монголией, а на юго-востоке примыкает к Тункинскому району. На примере формирования и организации жизни локального сообщества на государственной границе можно представить особенно ярко процесс конструирования этнических границ. Географические исследования государственной границы довольно широко представлены в отечественной науке, ещё шире - в мировой. Особенно актуальной эта тема становится в последние десятилетия, в связи с активными процессами изменения положения и статуса границ в Европе и на территории бывшего СССР. Например, Е. Никифоровой рассматривалась ситуация конструирования этнической общности на примере этнической группы сету на Эстонско-Российской границе [Никифорова, 1999].

В отличие от последних, в Окинском районе приграничное положение оказалось менее актуальным для повседневности местных жителей из-за удалённости каких-либо транспортных трансграничных коридоров и, как результата, отсутствия тесных контактов с «соседними» территориями. Дополнительные трудности коммуникации обеспечивает положение Окинского района в Центральное плоскогорье Восточных Саян (1600-2100 м. над у.м.), со всех сторон окружённом горными хребтами. Их преодоление ранее осуществлялось лишь на лошадях и требовало минимум недельного пути до ближайших монгольских или тувинских аймаков. Теснее контакты были с бурятами Тункинской и Иркутской территорий, которые были более доступны в транспортном отношении.

Другой особенностью района является то, что поселения располагаются вдоль реки Ока, в честь которой и был назван район. Периодически река выходит из берегов, нанося огромные убытки разрушением дорог и мостов, лишая жителей коммуникации с внешним миром. Грунтовая дорога здесь была проложена лишь в 1970-х гг. (по словам местного жителя, муж., 73 года ), до этого коммуникации осуществлялись авиатранспортом, нерегулярно.

Столь длительное отсутствие регулярных коммуникаций с внешним миром способствовало сохранению многих элементов традиционной культуры. Среди последних - способы ведения хозяйства, которые до сих пор остаются актуальными из-за больших расстояний, препятствующих эффективной интеграции в региональные рыночные отношения и специфических природных условий:

«Лошади здесь монгольские, они тоже копытить умеют. Другие породы привозят, тяжело с ними, им кормов много надо, овёс, зелёнку, а откуда это привезёшь. Муку из Иркутска привозят, за 200-300 руб за мешок, пока до сюда доедет, 700 руб становится». (муж., 73 года) «Свиней почти нет у нас, накладно получается держать, - корма возить» (муж, 35 лет).

Традиционное природопользование сойотов?

Основным направлением хозяйственной деятельности окинцев в наши дни является экстенсивное кочевое скотоводство с вертикальной системой кочевания, характерное для всей горной системы Саяно-Алтая. В результате сложившейся системы расселения огромные просторы горных территорий практически не заселены, существует простор для кочеваний.

Для поиска специфики какой-либо этничности используются те элементы повседневной жизни, которые можно назвать традиционными. В поисках сойотских элементов мы посетили сойотский музей в центре сойотского сомона в с. Сорок:

 Сойотского (предметов быта) у нас ничего нет. Но в общем-то различия у нас небольшие. Вот это, например, у нас сушеный творог, «аарюул». Музей был организован в 1979 г. учителем географии, просуществовал некоторое время, потом был возрождён в 2000 г. в связи получением статуса сойотов. Вот коллектив наших учителей, учеников возродили этот музей. Экспонаты собрали и первый раз открыли в 2001 г. «...»

 И: А в 1979 г. учитель открывал музей как сойотский?

 Р: // Скорее всего это в 1920-м году статуса сойотов добивались, потом в волнах репрессий это потонуло. И только в 2000 году возродили. Говорить-то говорили всегда, что вот верхний куст7 - он сойотский. Но на официальном уровне не говорилось. Вот колыбелька, которую прицепляли или к лошади, или к оленю. Вот тот, кто эту колыбель сделал, он был сойотом. А знаете, да, что сойоты занимались охотой и оленеводством? И он был прекрасным охотником. Он сумел поймать горного козла, чтобы сделать гибрид с домашними козами. Вот это портрет Самсонова, у него единственного было написано в документах, что он был сойотом» (гид в музее, жен., 50 лет).

Таким образом из «музея», открывавшегося в советский период, в 2000 году местные учителя создали «сойотский музей», обосновывая его актуальность элементами традиционного природопользования, отличающими «сойотов» как иную, нежели «буряты» или «русские» категорию этничности. И в дальнейшем, в беседах с местными жителями при упоминании о сойотах говорилось, в первую очередь, об оленеводстве и охотничьей деятельности. Актуальность традиционного природопользования в Окинском районе обосновывалась тем, что в настоящее время здесь продолжается воспроизводство кочевого образа жизни, включающего разведение крупного рогатого скота, яков, оленей, сбор дикоросов, охоту, рыболовство, семейно-брачные, религиозные отношения. Рассмотрим каждый из этих элементов поподробнее.

Сегодня в Оке существуют следующие отрасли скотоводства - разведение крупного рогатого скота (монгольская порода, сарлыки и хайнаки - гибрид монгольской породы крупного рогатого скота и сарлыка), овцеводство, оленеводство и коневодство. Использование местных пород, приспособленных к природно-климатическим условиям региона при помощи определенных способов хозяйствования (кочевки с зимников на летники и др.) позволяет максимально сохранять среду обитания. Невысокая продуктивность сарлыков, монгольской породы КРС, овец компенсировалась устойчивостью этих животных к эпизоотиям, бескормице, жизнестойкостью молодняка, что и определяло целесообразность их разведения.

За 60-летний советский период скотоводство увеличилось в несколько раз, но были утеряны две отрасли хозяйства: разведение коз и оленей - в 1962 году их разведение было признано убыточным и поголовье значительной части лошадей и всех остававшихся в то время оленей и коз было уничтожено.

С усилением политики, направленной на национально-культурное возрождение, оленеводство, как отрасль, специфичную для территории Республики Бурятия, необходимо было возобновить. Для восстановления численности оленей в 1992 году была завезена опытная партия оленей из Тофаларии (60 голов). Однако оказалось, что традиции разведения оленей были утрачены. За пять лет поголовье оленей увеличилось на 16 голов, хотя каждый год приплод составлял 30-40 оленят. Почти весь молодняк погибал в первые месяцы и причиной того были волки и болезни (нехоробактериоз и др.). В 2000 году в стаде осталось всего 12 оленей и тогда они были переданы в Сойотский сомон, с. Сорок семье местного зоотехника. На сегодня численность оленей в оставшейся группе составляет около 40 животных, включая и много молодняка, предполагается увеличение их поголовья.

Другая отрасль, признанная традиционной - охота, в тех формах, в которых она существовала в XIX - начале XX в, также не может быть восстановлена в наши дни, - за прошедшее с тех пор время много диких животных было истреблено. На сегодняшний день промысловых запасов достаточно для того, чтобы лишь единицы занимались профессиональной охотой, большинство охотников - любители.

Незначительная удаленность промыслово-охотничьих угодий (в среднем 2-3 дня пути), изолированность и малонаселенность района способствовали широкому распространению охоты. Охотились и на мясного (изюбря, сохатого, косулю, кабаргу, кабана), и на пушного зверя (белку, соболя, горностая). Согласно исследованиям А.А. Бадмаева [Бадмаев, 2004], в 1920-х годах до 80% доходов сойотов было от продажи пушнины. В среднем в год сбывалось агентам госучреждений от 15 до 50 тыс. шкурок белки, 1-2 тыс. шкурок соболя, до 800 шкурок горностая, 30-100 шкур медведей. Помимо того, значительные объёмы реализовывались через аларских и иркутских купцов, которые теперь уже невозможно оценить. В настоящее время охотники добывают больше белку, чем соболя. В основном, пушным промыслом занимаются жители, ведущие кочевой образ жизни ближе к промысловым территориям.

Обычно те, кто наиболее привязан к кочевому образу жизни, регистрировались как крестьянские хозяйства, содержали крупные стада коров и яков. В последние два-три года местные фермеры, организованные ранее в крестьянские хозяйства, начинают регистрироваться в качество родовых и семейных общин. Согласно закону №82-ФЗ, «общины и иные формы общественного самоуправления (далее - общины малочисленных народов) - формы самоорганизации лиц, относящихся к малочисленным народам и объединяемых по кровнородственному (семья, род) и (или) территориально-соседскому принципам, создаваемые в целях защиты их исконной среды обитания, сохранения и развития традиционных образа жизни, хозяйствования, промыслов и культуры». Преимущества данной перерегистрации связаны со значительными налоговыми льготами:

 Р: Льготы для сойотов пока нет, планируется. Не сами же это придумывают. В перечень малочисленных народов включили и уже по закону автоматически на всех будут льготы. Сойотами станут - всё нормально, порядка уже 6 семейно-родовых общин планируется создать с традиционным хозяйством, яков будут разводить, оленеводство. Везде это будет, по Синце, Жомболоку. Ну, почти вся территория, по несколько тысяч гектаров будут получать.

 И: Чтобы заниматься скотоводством?

 Р: Не только скотоводством, оленеводством, охотой. В основном охотничьи угодья там. Там белковать можно, зверей много же у нас. Белка, соболь, горностай, колонок, ниже по течению норки есть. Никаких планов заготовки нет. Лицензии выдаёт и ружья ЗАО «Эрбэт». Там сколько белок в основном, 50, 100, 150. Раньше госпромхоз был, теперь ЗАО. Охотники сколько по договору им сдают, остальное по своему усмотрению, где выгоднее, в Иркутск, но свой план должны закрыть, сколько по договору. Все практически мужчины занимаются, если время есть, у меня там на выходные только можно. Есть охотники, которые месяцами охотятся. Там где дорог нет, они ходят. У них там охотничьи избушки, дорога летом когда есть или осенью завозят туда продукты. Потом зимой приезжают - охотятся. Таких много, ну в основном безработные. Есть в ЗАО штатные охотники. Доходы с охоты, некоторые одной охотой живут, ну и хозяйство - оно на первом месте, а охота - это же сезонное. Весной уже не на кого охотиться» (муж., 35 лет).

На 01.01.2005 на территории Окинского района насчитывалось 113 крестьянских хозяйств, с площадью предоставленных им земельных участков 6665 га, из них к малочисленным народам Севера относятся 24 крестьянских хозяйств с площадью 1086 га. Всего на 1 июля 2006 года поголовье крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств составило 13905 голов, в том числе яков 4438, овец - 3244, лошадей - 3189, оленей - 43 голов [Данные отдела по статистике..., 2005].

Поскольку традиционное природопользование декларируют предпочтительным и поощряемым, местному охотпользователю ЗАО «Эрбэт» выплачена дотация на содержание маточного поголовья яков и оленей в сумме 27,3 тыс. руб. Также на содержание маточного поголовья яков выплачена дотация 26 крестьянским хозяйствам на сумму 543,9 тыс. рублей. С другой стороны, по национальному проекту «Развитие АПК» получили кредиты 6 личных подсобных хозяйств на приобретение племенного скота, сельскохозяйственной техники, кормов, ГСМ в размере 1650,0 тыс. рублей с возмещением процентной ставки, т.е. суммы практически несравнимые. В целом же в структуре расходов районного бюджета 32363,5 тыс. руб. или 64% от общей суммы расходов приходится на образование, 5867,4 тыс. рублей или 11,6% на здравоохранение и спорт, на культуру 2822,6 тыс. рублей или 5,6%; 844,2 тыс. руб. или 1,7% на социальную политику 448,1 тыс. руб. или 0,8% на жилищно-коммунальное хозяйство [Данные отдела по статистике..., 2005].

Ресурс сойотской идентичности оказался востребованным в образовательной сфере - в 2006 году Орликская общеобразовательная средняя школа приняла участие в республиканском конкурсе общеобразовательных учреждений, внедряющих инновационные образовательные программы, с программой «Этноэкологическое образование в сельской школе». По итогам конкурса Орликская средняя общеобразовательная школа вошла в число победителей и выиграла один миллион рублей. Школа в с. Сорок также черпает ресурсы из этничности, обеспечивая своих учащихся уникальным этнографическим источником, с которым школьники выступают на различных конференциях, поступают в вузы: «В конкурсах участие принимаем по краеведению. Вот я, например, учитель русского языка, здесь с 2000 года работаю. У нас один ученик ездил в Москву, улигер читал, программа «Малая Родина» была. Девочки наши помогали ещё собирать экспонаты когда музей открывали. Потом в конференциях разных участвовали, в Иркутск, в Улан-Удэ ездили» [учительница в школе в с. Сорок].

Экономика района

Доходы Окинского района обеспечивает одно предприятие - рудник «Холбинский» ОАО «Бурятзолото». Данное предприятие выглядит экономически достаточно успешным. За 1 полугодие 2006 г. объем производства промышленной продукции составил 465836,9 тыс.рублей, что на 6,5% больше уровня прошлого года. Диалектика отношений традиционного природопользования и индустриального заключается в том, что именно предприятие оказывается ответственным за состояние дорог, связывающих район с внешним миром. Особенно актуально это в связи с тем, что, как указывалось уже выше, дороги здесь периодически размываются в результате наводнений, и требуются крупные суммы на их восстановление. Существование дорог определяет возможность сбыта собственной продукции, полученной в результате традиционного природопользования. Кроме того, руднику поставляют мясо местные фермеры: «в Бурятзолото фермеры мясо тоннами сдают, могут по 3 тонны сдавать. Там есть у нас, которые по 100 голов держат. У Бурятзолота там целая промышленность - два посёлка. Им еду, всё снабженцы с города привозят, у них две коровы в день где-то съедают. С Франции им даже мясо возили как-то. Там три тонны для них всего ничего. С Тункинского мясо везут. Мясо яков тоже кто как.» [муж., 35 лет].

Оборотной стороной добычи полезных ископаемых является разрушение живописных ландшафтов, а в некоторых районах, таких как Сайлаг, разработка месторождений вызывает протест со стороны местных жителей, поскольку затрагивает священные для них места. Общеизвестно, что отказаться от промышленного освоения практически невозможно, так как это будет означать углубление депрессивного положения всей Республики Бурятия, которой добыча золота обеспечивает перспективы развития. Поэтому возникает проблема поиска способов максимально снизить ущерб от промышленных разработок. Например, сейчас разведка месторождений производится при помощи взрывов, которые значительно разрушают связи внутри местной экосистемы.

Другой перспективной сферой развития района является туризм. Несмотря на удалённость района, сюда ежегодно приезжают сотни туристов. Некоторые из них посещают сойотский музей, покупают местные сувениры. Скорее всего, и туристов мало заботит аутентичность сойотских элементов, главное - что вещи выполнены «местными» жителями: «Вопрос вы правильно поставили, что спутать можно эти элементы (к вопросу об отличии сойотских предметов от других). Из ячьей шерсти люди приносят самодельные вещи, когда узнают, что кто-то (туристы) приехал» [гид в музее, жен., 50 лет]. В основном, практикуются экстремальные виды туризма: рафтинг, альпинизм. Следующим можно выделить медицинский туризм - ежегодно из Тувы приезжают туристы, желающие полечиться у минеральных источников: «Тувинцы до Жойгона могут за неделю дойти - далеко говорят, можно по Тисе прийти - вот два выхода, но далеко это» [муж., 35 лет, п. Орлик]. Если в прошлом они добирались до источников верхом на конях через горные хребты, то теперь предпочитают долететь на самолёте до Иркутска, с Иркутска на автотранспорте до поселений ближе к горам, в которых можно взять лошадей напрокат: «Туристов частники встречают в Иркутске или ещё где. Горная Ока раньше была, частники уже всё их задавили. У них ПАЗики ездили - а как там аж до Иркутска или Улан-Удэ. И: А кроме перевозки ещё какие услуги? Р: Пока только перевозками занимаются».

Кроме того, можно выделить в качестве перспективного религиозный туризм. По мнению местного ламы, местные жители пока не готовы к нему, но постепенно ведутся работы в данном направлении, чтобы туризм, который сейчас развивается стихийно и неуправляемо, стал гармоничен с культурной спецификой региона. Религиозный контекст рассматриваемого региона был заложен ещё русским географом С.В. Обручевым, который назвал район «Тибетом в миниатюре». Здесь находится большинство выявленных природных объектов, связанных с бурятским эпосом «Гэсэр». Любопытно, что именно они, за отсутствием сойотских, имеют священное значение для местных жителей и поэтому относятся к землям историко-культурного значения и памятникам природы.

Акторы

Социальное измерение этничности будет заключаться в том, каким образом различные акторы участвуют в конструировании этничности, какие маркеры они выделяют в качестве основных:

 «Сейчас у нас управление культуры есть, они работают по разным направлениям, чтобы как-то возродить сойотскую культуру. Различные акции, фестивали. Работает у нас известный лингвист, филолог, он работает в Улан-Удэ, он занимается возрождением сойотского языка, создал словарь сойотско-бурятско-русский. Такая большая работа им проведена. И сейчас в БГУ занимаются преподаванием сойотского языка. Одна наша девушка закончила, теперь в Сороке преподаёт сойотский язык. Есть сойотский ансамбль, ездят по республике. Есть сойотский национальный праздник, он по всей республике проходит. Сорок даже называется сельское поселение сойотское» (жен., 40 лет).

В данном отрывке интервью респондент называет акции и фестивали, подготавливаемые комитетом по культуре, возрождение сойотского языка учёным, преподавание сойотского языка, проведение праздника, название поселения - довольно типичные маркеры, которые принято называть этническими. Любопытно здесь отметить, что данные маркеры вряд ли были бы реализованы без поддержки «извне» - из органов власти, научной элиты, образовательной системы.

Среди акторов, поддерживающих развитие сойотской идентичности, выделяются религиозные деятели, - местные ламы активно участвуют в светской жизни района. Например, один из священнослужителей Норбо-Лама является депутатом районной Думы, является учеником погибшего в 2005 году видного деятеля, ламы Данзан-Хайбзун Самаева. Последний был одним из инициаторов работ для признания сойотов в качестве коренных малочисленных народов Севера. Религиозная его деятельность сочеталась с высокой гражданской активностью: был депутатом Народного Хурала Республики Бурятия, возглавлял экологический просветительский центр «Ахимса-Альтруизм-Арюун» (сейчас «Аригун»), награждён орденом Достоинства Георгия первой степени Российской палаты личности [Шаглахаев, 2003]. Он явился одним из инициаторов создания национального парка на территории Тункинского района Бурятии. Теперь его последователи участвуют в разработке планов по созданию парка на горной территории Окинского района. Создание парка имеет важное значение в идентификации сойотов в качестве малочисленных народов Севера, так как ограничивает любую хозяйственную деятельность, помимо традиционного природопользования. Ещё одной инициативой религиозных деятелей в 2001 г. было восхождение буддийских лам вместе с альпинистами на самую высокую точку Восточной Сибири - гору Мунку-Сардык. Такой акцией они ставили целью обеспечить взаимодействие религиозного института и туризма.

Таким образом, религиозные лидеры буддизма, общего для многих этнических культур Азии, туристы, учёные и создатели национального парка оказались взаимосвязаны в деятельности по конструированию сойотской этничности.

Все перечисленные выше акторы тем или иным образом отстранены от повседневности местных жителей. Возможно, поэтому им удаётся воспроизводить ту сойотскость, которая будет пригодной для идентификации местного сообщества внешним миром.

Выводы

Следует отметить, что территория Окинского района представляет собой зону контакта разных культур. Здесь развивался симбиоз двух хозяйственно-культурных типов - таежных охотников-оленеводов и кочевников-скотоводов (высокогорный тип, обусловленный природно-географическими особенностями региона, включающего участки степей, остепненные долины рек, горную тайгу, субальпийские и альпийские луга, ягельные и ерниковые тундры), которые в настоящее время остались доминирующими [Василевич, Левин, 1951]. Сформировавшееся в настоящее время традиционное природопользование представляет собой сплав из элементов культур сойотской, бурятской, тувинской, монгольской. Однако выделение территорий традиционного природопользования требует существования компактного поселения представителей малочисленных народов Севера. Из-за полиэтничности формирующейся в регионе среды подобные компактные поселения практически невозможно выделить - существует один сойотский сомон, который лишь частично совпадает с ареалом расселения тех из жителей района, которые причисляют себя к сойотам. В результате отсутствие компактного поселения видят в качестве барьера для дальнейших действий по выделению ТТП.

По словам М.А. Зенько, примерами традиционного природопользования в России «можно назвать сохранявшееся длительное время земледелие северных русских и существующее до сих пор в ряде её регионов экстенсивное скотоводство - тундровое и таёжное оленеводство ненцев, хантов, коми-ижемцев, эвенков и других народов, практикующих характерные для их предков в прошлом образ жизни и системы жизнеобеспечения» [Зенько, 2005, с.90]. Она считает, что конкретные формы ТПП определяют антропогенное воздействие-влияние в этнокультурном ландшафте.

Богатство памятниками природы и культуры, живописными ландшафтами и более высокая, чем в других районах сохранность традиционной культуры представляются в качестве достаточной базы для создания культурного парка. В целях развития этнокультуры сойотов запланировано создание национально-культурного бизнес-центра на базе строящегося здания рынка, музейной экспозиции, отражающей быт, материальную и духовную культуры сойот. Таким образом, местные жители постепенно используют все маркеры этнической идентичности, которую затем должны будут репрезентировать внешнему миру. И то, что эта идентичность будет новая, экзотическая, даёт им дополнительный бонус.

На примере Окинского района мы рассмотрели способы конструирования этничности и повседневные практики. В результате мы можем отметить, что конструируемая этничность необходима в качестве дополнительного ресурса для продолжения воспроизводства повседневных практик местных жителей. Опираясь на неё, им проще отстаивать те практики, которые глубоко укоренились в местном природопользовании, но не соответствуют требованиям индустриализирующегося окружающего мира.

Отечественная традиция жёсткой привязки традиционного природопользования к этничности приводит к тому, что тем из жителей, кто заинтересован в ведении хозяйства в соответствии со сложившимися традициями, необходимо находить специальные лазейки в законе, чтобы утвердить за собой право самостоятельно распоряжаться ресурсами территории, практически и символически ими освоенной, и каким-то образом противостоять индустриальному освоению территории. Одним из таких способов является выстраивание этнической идентичности.


Эта страница отредактирована пользователем admin в 2012/12/27 15:07:41.